Ты прижми меня к сердцу скорей

 

Маквала Гонашвили родилась в  Цители-Цкаро (Кахетия). Окончила фа-культет журналистики Тбилисского государственного университета.
Автор 16 книг: поэтических сборников, драматургии, стихотворений и пьес для детей, переводов поэзии разных стран.
Работала редактором на грузинском телевидении; была президентом независимой Ассоциации молодых грузинских писателей «Гулани». С 2004 года — председатель Союза писателей Грузии (в 2006 году переизбрана на второй срок). Лауреат Премии имени Галактиона Табидзе (2007) и Премии имени Анны Каландадзе (2008).
Перевод с грузинского Николая Переяслов.
 
ТЫ ПРИЖМИ МЕНЯ К СЕРДЦУ СКОРЕЙ
 
 
Гадание
 
Наливала мне бабушка кофе, просила: «Выпей,
а потом на тарелочку гущу из чашки выбей...»
Ну а после — на черную массу она глядела,
головою качая, ворчала: «Лихое дело!
Ты уже носишь тайну в душе? Ты уже — влюбилась?
И когда ты успела, дитя, расскажи на милость?
Ну-ка, глянем скорей на то, кто там твой избранник...
Он же мальчик еще, что любовью смертельно ранен!
Оттолкнешь — и погибнет он, захлебнувшись местью.
А навстречу шагнешь — сама распростишься с честью.
Знаю, радостно жить с душой, первый раз влюбленной.
Мир вокруг весь такой большой — золотой, зеленый!
Только знай, что живет в нем зло — словно зверь обозленный,
чтобы счастья испортить вкус нам слезой соленой...
Будет жизнь твоя до конца — вся за правду битва.
Будет трогать людские сердца твоя песнь-молитва.
Над тобой вижу светлый луч. Быть тебе — невестой!
Вижу рядом прозрачный ключ — значит, будешь честной.
(Жаль, что станешь счастливой ты — позже, чем известной,
лишь взобравшись тропой судьбы по скале отвесной...)»
 
И затмились ее глаза вдруг слезой незваной,
и коснулись меня слова, как из мглы туманной:
«А умрешь, когда песнь твоя — долетит до Бога.
В самый сладкий миг бытия... Вот твоя дорога». 
 
 
* * *
Ты идешь — и белый свет
восхищенно смотрит вслед,
и горят твои сережки,
словно солнышки, в ответ.
Целый мир в тебя влюблен!..
Смотрит мимо только он —
тот, кто всех других дороже,
кто тебе тревожит сон.
 
Ты — на сцене. Зал затих.
Ты читаешь лучший стих.
Люди ловят твои строчки —
и они спасают их.
Мир стихом твоим — сражен!..
Жаль, его не слышит он —
тот один из миллионов,
кому стих твой посвящен.
 
Ты идешь через века,
путь-дорога нелегка,
и уже блестит в тумане
Стикса страшная река.
Скоро занавес падет!..
Скоро смерти час пробьет.
Зарыдает мир над гробом,
он — один лишь не придет...
 
 
Сияющее сердце
 
Посвящается Джансуг Чарквиани
 
Нет никого, кто сравнится с тобой,
ты — настоящий мужчина и воин.
Словом зовешь ты на пир нас и в бой.
Ты — больше всех быть героем достоин!
 
Злобно завистники лают вослед
и ядовито шипят, будто змеи.
Но  и с ногами встав на табурет,
все они рядом с тобою — пигмеи!
 
Ты отдавал им последний кусок,
а получал лишь плевки и побои.
Каждый старался ударить — в висок,
чтоб в одночасье покончить с тобою.
Бог наши души, как дно под водой,
видит и все наши чаянья слышит.
Это не мы — это Он тамадой
дал поручение быть тебе свыше.
 
Стали безвкусны вино и еда
в час, когда край наш раздором терзаем.
Кто для поэзии всей тамада?
Ты, генацвале, мы все это знаем.
 
Если грустишь ты — то всех твоя грусть
мучит сильнее, чем злая простуда.
Кто тебе зла пожелает, тот пусть 
лучше удавится, точно Иуда!
 
Пусть твои дети, как песен слова,
в мир этот входят легко и крылато.
Бьется в груди у тебя сердце льва,
и твои песни сильны, точно львята.
 
Чем бы судьба ни грозила из туч —
ей не согнуть твою спину трудами.
Ты, как гора, величав и могуч
и не стареешь душою с годами. 
 
Сердце повесь свое с солнышком в ряд —
пусть его свет разгоняет кручину.
Ты всей планете отдать себя рад —
В этом и есть назначенье мужчины.
 
 
* * *
Ты стремишься забыть обо мне
и при том — от желанья сгораешь.
Что ж ты мучишься в этом огне,
будто в прятки со страстью играешь?
Ты прижми меня к сердцу скорей,
не стесняясь скопленья народа.
Не робей у открытых дверей —
заходи и меня отогрей,
а не то настроенью в угоду
я опять изменюсь... как погода.
 
 
 
Выпуск подготовила Марина ПЕРЕЯСЛОВА
Маквала Гонашвили родилась в  Цители-Цкаро (Кахетия). Окончила фа-культет журналистики Тбилисского государственного университета.
Автор 16 книг: поэтических сборников, драматургии, стихотворений и пьес для детей, переводов поэзии разных стран.
Работала редактором на грузинском телевидении; была президентом независимой Ассоциации молодых грузинских писателей «Гулани». С 2004 года — председатель Союза писателей Грузии (в 2006 году переизбрана на второй срок). Лауреат Премии имени Галактиона Табидзе (2007) и Премии имени Анны Каландадзе (2008).
Перевод с грузинского Николая Переяслов.
 
 
Гадание
 
Наливала мне бабушка кофе, просила: «Выпей,
а потом на тарелочку гущу из чашки выбей...»
Ну а после — на черную массу она глядела,
головою качая, ворчала: «Лихое дело!
Ты уже носишь тайну в душе? Ты уже — влюбилась?
И когда ты успела, дитя, расскажи на милость?
Ну-ка, глянем скорей на то, кто там твой избранник...
Он же мальчик еще, что любовью смертельно ранен!
Оттолкнешь — и погибнет он, захлебнувшись местью.
А навстречу шагнешь — сама распростишься с честью.
Знаю, радостно жить с душой, первый раз влюбленной.
Мир вокруг весь такой большой — золотой, зеленый!
Только знай, что живет в нем зло — словно зверь обозленный,
чтобы счастья испортить вкус нам слезой соленой...
Будет жизнь твоя до конца — вся за правду битва.
Будет трогать людские сердца твоя песнь-молитва.
Над тобой вижу светлый луч. Быть тебе — невестой!
Вижу рядом прозрачный ключ — значит, будешь честной.
(Жаль, что станешь счастливой ты — позже, чем известной,
лишь взобравшись тропой судьбы по скале отвесной...)»
 
И затмились ее глаза вдруг слезой незваной,
и коснулись меня слова, как из мглы туманной:
«А умрешь, когда песнь твоя — долетит до Бога.
В самый сладкий миг бытия... Вот твоя дорога». 
 
 
* * *
Ты идешь — и белый свет
восхищенно смотрит вслед,
и горят твои сережки,
словно солнышки, в ответ.
Целый мир в тебя влюблен!..
Смотрит мимо только он —
тот, кто всех других дороже,
кто тебе тревожит сон.
 
Ты — на сцене. Зал затих.
Ты читаешь лучший стих.
Люди ловят твои строчки —
и они спасают их.
Мир стихом твоим — сражен!..
Жаль, его не слышит он —
тот один из миллионов,
кому стих твой посвящен.
 
Ты идешь через века,
путь-дорога нелегка,
и уже блестит в тумане
Стикса страшная река.
Скоро занавес падет!..
Скоро смерти час пробьет.
Зарыдает мир над гробом,
он — один лишь не придет...
 
 
Сияющее сердце
Посвящается Джансуг Чарквиани
 
Нет никого, кто сравнится с тобой,
ты — настоящий мужчина и воин.
Словом зовешь ты на пир нас и в бой.
Ты — больше всех быть героем достоин!
 
Злобно завистники лают вослед
и ядовито шипят, будто змеи.
Но  и с ногами встав на табурет,
все они рядом с тобою — пигмеи!
 
Ты отдавал им последний кусок,
а получал лишь плевки и побои.
Каждый старался ударить — в висок,
чтоб в одночасье покончить с тобою.
Бог наши души, как дно под водой,
видит и все наши чаянья слышит.
Это не мы — это Он тамадой
дал поручение быть тебе свыше.
 
Стали безвкусны вино и еда
в час, когда край наш раздором терзаем.
Кто для поэзии всей тамада?
Ты, генацвале, мы все это знаем.
 
Если грустишь ты — то всех твоя грусть
мучит сильнее, чем злая простуда.
Кто тебе зла пожелает, тот пусть 
лучше удавится, точно Иуда!
 
Пусть твои дети, как песен слова,
в мир этот входят легко и крылато.
Бьется в груди у тебя сердце льва,
и твои песни сильны, точно львята.
 
Чем бы судьба ни грозила из туч —
ей не согнуть твою спину трудами.
Ты, как гора, величав и могуч
и не стареешь душою с годами. 
 
Сердце повесь свое с солнышком в ряд —
пусть его свет разгоняет кручину.
Ты всей планете отдать себя рад —
В этом и есть назначенье мужчины.
 
 
* * *
Ты стремишься забыть обо мне
и при том — от желанья сгораешь.
Что ж ты мучишься в этом огне,
будто в прятки со страстью играешь?
Ты прижми меня к сердцу скорей,
не стесняясь скопленья народа.
Не робей у открытых дверей —
заходи и меня отогрей,
а не то настроенью в угоду
я опять изменюсь... как погода.
 
 
Выпуск подготовила Марина ПЕРЕЯСЛОВА
 
Комментарии 1 - 0 из 0