«Люди, живущие природой, не служат деньгам»

Писатель Сергей Тюленев недавно выпустил книгу «Ухо серого кита», в которой собраны рассказы о времени, когда ему довелось жить на Чукотке, видеть, как строят отношения с людьми, природой и мирозданием местные жители. Многие примеры их простой, но глубокой мудрости актуальны и в наши дни.

- Когда вы в советское время работали на Чукотке, сохранялись ли там еще какие-то черты старинных русских традиций, от первооткрывателей этих мест и первопоселенцев?

- Традиции сохранили народы, населяющие Чукотку, и в этом немалая заслуга Советского Союза. Удалось записать языки многих северных народностей, сохранив звучание и написание для следующих поколений. Образцы одежды, обычаи, ритуалы шаманов, танцы и песни стали показывать на праздниках и фестивалях. Что же касается русских первопроходцев, те, кто по каким-то причинам осел в национальных сёлах и стойбищах, своей главной задачей считали - и всё для этого делали – поддержание самобытности северных народностей. И спасибо им за это огромное.

- Книга «Ухо серого кита» - настоящий слепок времени, традиций и обычаев. Когда вы задумали ее написать и что послужило поводом к началу работы?

- Я начал писать эту книгу двенадцать лет назад, тогда была написана основная часть рассказов. Поводом к написанию послужила банальная житейская ситуация, жена, прожившая со мной двадцать лет, решила от меня уйти. Представив себе эту ситуацию, как написано в прологе, когда на ровном месте красивый цветущий сад, созданный трудами и заботами садовника, вдруг превращается в «огромную яму и затоптанный грязный газон, с выкопанными кустами роз», я решил, написать книгу-воспоминание о тех далёких и счастливых годах.

- Насколько эта книга автобиографична?

- На все сто процентов. Память сохранила мне не только события того времени, но и эмоции, диалоги, чувства главных героев книги. Сегодня мне шестьдесят лет, и я считаю годы, прожитые на Чукотке, моими лучшими, светлыми. Во многом это обусловлено атмосферой Крайнего Севера и искренностью общения живущих там людей.

- В одном из рассказов вы пишете: «Всадник… был в кителе белогвардейского офицера, на его фуражке светилась кокарда, через грудь крест-накрест шли портупеи. Размахивая шашкой над головой, он приближался… — Нет, ну каков в повадках своих, а?! В седле как сидит! Телевизоров у вас нет, где он смог всё это увидеть, научиться? Шашкой машет, свистит, прямо заправский есаул! — Отец в детстве учил...». Вам действительно доводилось встречать на Чукотке потомков тех, кто не ушел с Белой армией за границу?

- Да, это реальное событие, произошедшее со мной с 1990 году. Прилетев в национальное село Чуванское для рассмотрения жалобы, поступившей в Магаданский обком партии, я увидел местного жителя, который верхом на лошади, «выгуливал» форму белогвардейского офицера с шашкой наперевес. По воспоминаниям местных старожилов, юноша был правнуком есаула, сбежавшего после разгрома на Дальнем Востоке казаков атамана Семёнова. Боясь преследования со стороны советской власти, многие из них дошли до Чукотки, и осев в национальных сёлах, дожили до глубокой старости, оставив после себя потомство.

- Чем, по-вашему, отличается психология обитателей края родной земли от жителей мегаполисов? 

- Всем! Люди, живущие природой, сохраняют в себе самое главное - они не служат деньгам. В отличие от жителей мегаполисов, живущих в постоянной гонке за улучшением своего материального положения. Они не страдают вещизмом, не хвастаются дорогими приобретениями, не излучают снобизм и не боятся испачкать свои руки работой. Они – дети, восторгающиеся восходом, ливнем, замёрзшей рекой… Они не ищут вознаграждения и не спрашивают, сколько заплатят, отдавая свою помощь нуждающимся.

- Когда вы писали о чукотской природе и животных, приходила ли вам на ум отечественная литературная классика, знаменитая многими примерами описания природы и ее обитателей?

- Приходила, но не только отечественная. Ещё в детстве на меня произвели впечатление книги Сетон-Томпсона «Рассказы о животных» и «Рольф в лесах». Они же с возрастом помогли мне сделать выбор в пользу получения профессии, связанной с природой и недрами Земли. Чукотка стала для меня первой любовью. В 1985 году я собрал рюкзак и вылетел из Москвы в Анадырь для работы геофизиком в Чукотской геологоразведочной полевой партии.

- Что вы сами перечитываете из классики?

- Михаила Шолохова. Для меня это непревзойдённый мастер слова, настроения, передачи эмоций. Это даже не талант, это за гранью человеческих возможностей.

- А что из русской литературы, по вашим наблюдениям, читают за рубежом?

- Виктора Пелевина, Бориса Акунина, Людмилу Улицкую, уверен, что есть еще авторы. Я веду достаточно уединенный образ жизни. Живу с женой и младшим сыном в деревне, поэтому круг моего общения невелик. Однако названные мною писатели точно возглавляют список наиболее часто читаемых.

- Чему будет посвящена ваша следующая книга и как она будет называться?

- Сейчас я работаю над новой книгой «Слуга Бельфегора». Так уж получилось, что это, как и «Ухо серого кита», тоже рассказы - о людях и о драгоценных камнях. Мой жизненный путь после Чукотки привел меня в Африку, я работал в Намибии, Анголе, Танзании, ЮАР. В книге «Слуга Бельфегора» я делюсь с читателем знаниями, которые невозможно получить, обучаясь в институте или штудируя Интернет. А также рассказать, как драгоценные камни, особенно редкие и дорогие, дергают своих хозяев за ниточки, управляют ими. Делая их умными, яркими, великими, могущественными, они как плату за достигнутое забирают у человека данную ему при рождении чистоту.

Беседовал Алекс Громов







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0