Пятая колонка

Алекс Громов

Десять книг года

На протяжении года появилось много достойных книг, причем особое внимание привлекали издания, посвященные отечественной истории и духовным исканиям человека. Некоторые из наиболее интересных книг – в нашем обзоре.

Дмитрий Володихин. Иван Грозный и его окружение

Фундаментальная книга (объемом более 600 страниц) известного российского историка рассказывает не только о личности этого государя, но и о военном сословии того времени, о славных военачальниках, что вели русские рати против захватчиков. В издании уделено внимание и быстрому возмужанию Ивана Васильевича, чему причиной было сиротство и обстановка нестабильности, жесткой борьбы между сторонниками различных «дворцовых группировок», и реальная опасность для отрока-правителя лишиться в результате заговора не только трона, но и жизни.

Автор анализирует реформы Ивана Грозного, неслучайно один из разделов называется «Опричина глазами опричинков», в котором рассказывается об аристократах и худородных, а так же изменениях, которые произошли во время опричины в военно-политической элите страны. В следующем разделе автор дает оценку известным воеводам, князьям: Дмитрию Ивановичу Хворостину, Ивану Петровичу Шуйскому, Ивану Федоровичу Мстиславскому, Михаилу Ивановичу Воротынскому, Дмитрию Тимофеевичу Трубецкому, Дмитрию Михайловичу Пожарскому.

«Это только в учебниках и старых популярных книжках Смутное время завершается 1613 годом. Москва освобождена, Земской собор поставил на престол русского царя, идет восстановление… Да ничего подобного! У стен столицы дважды еще происходили большие сражения. Шведы, поляки, литовцы, казаки Заруцкого и бесконечные шайки других вороватых атаманов раздирали страну. Трон шатался, горели города, вырезались села. Судьба России еще несколько лет висела на волоске. Восстановление – настоящее, спокойное, мирное восстановление – началось не ранее 1619 года. Таким образом, после восшествия на престол Михаила Федоровича война шла без малого шесть лет». И снова князь Дмитрий Пожарский становился во главе войска, защищавшего Родину…

Александр Широкорад. Битва за русскую Арктику

В издании раскрывается полная великих свершений история освоения северных краев России на протяжении восьми веков и их героическая оборона. В первый же день Великой Отечественной войны приказом командующего Северного флота была создана Иоканьгская военно-морская база, которую использовали для обеспечения боевых действий советских кораблей при обороне подходов к Белому морю и как промежуточный пункт на пути между Белым морем и Кольским заливом. Базу возглавил командир 1-го Северного отряда погрансудов капитан 2-го ранга А.И. Дианов, а боевой силой этой военно-морской базы стал дивизион погрансудов НКВД. Автор подробно описывает историю внутренних арктических конвоев: «Первый арктический конвой вышел из Архангельска 10 июля 1941 г. В его составе были транспорты «Революционер», «Герцен», «Сако», «Сталинград», «Вытегра» и  «Правда»и ледокольный пароход «Сибиряков». Охрана состояла из одного ТЩ-55 (бывший траулер «Пассат»»). ТЩ-55 довел конвой до пролива Югорский Шар, а затем он следовал самостоятельно». Отдельные главы книги посвящены первооткрывателям из Новгорода Великого, первому десанту на полюс, атомным подводным лодкам и строительству ледокольных судов, открытию хребта Ломоносова и полярным станциям.

Конспирациум. Антология

Книга включает произведения российских и зарубежных авторов, в которых исторические факты и мотивы традиционного эпоса разных народов органично сочетаются с актуальными зарисовками современности, позволяя предположить, какими могут быть пути дальнейшего развития человеческой цивилизации. Так, в рассказе «Эффект обратной колонизации», написанном еще до недавнего обострения в Европе проблемы с наплывом мигрантов, описан хищнический подход «цивилизаторов» к другим народам и землям: «Более жестокие и технически развитые  переплывали моря лишь в поисках легкой наживы. Открывали новые континенты ища лишь короткий путь к дорогим специям, золоту и шелкам… Превращали в рабов целые племена и континенты, скупали у наивных гостеприимных аборигенов огромные территории за дешевые стеклянные бусы, старые одеяла, ржавые ножи и «огненную воду».  И с  течением столетий колонизация никуда не исчезала, а только приобретала более практичную форму». Но такая колонизация, как оказалось, - не самый лучший способ развития, поскольку с течением времени она способна и пойти вспять, до неузнаваемости изменив саму Европу. А в романе «Цивилизация наркомов» описано, как послереволюционная духовная пустота стремительно заполняется ожиданием неоправданно стремительных и чудесных перемен, прежде всего личных, и это в сочетании с жадностью и тщеславием порождает фантасмагорически искаженный строй жизни. «Но с тех пор, как кино узрела, Нюра запомнила, что где-то далеко есть и другая жизнь. Где даже на крышах домов нету огородов, поскольку все есть за чудесными витринами здешних магазинов. И не нужно ни сеять, ни жать… И очень-очень ей хотелось в город попасть. Иначе – тоска». В ряде произведений, например, в рассказе «Семь подвигов Рустама», основанном на классических легендах о храбром воине обыгрываются традиционные архетипы, показывая, что настоящим героям всегда найдется достойное место.

Сейед Мехди Шоджаи. Демократия и демогрязие

Остроумная и многоплановая книга современного иранского писателя представляет собой сатирическое повествование о том, как «В далекие-далекие времена, которые давно уже не помнят никакие летописи, в далекой-далекой стране под названием Западляндия, о которой в наши дни, вероятно, не осталось никаких сведений и следов, жил самый обычный царь по имени Мамул, правивший еще более обычными, чем он сам, людьми…». Проблемы начались, когда царь задумался о том, что будет со страной после того, как его земной путь закончится. И решил оптимизировать систему управления царством. «Позиция царя была такова: Люди должны обладать правом выбора. Они должны принимать участие в определении собственной судьбы и управлении своими делами. Это естественное и неоспоримое право народа – выбрать из наследников царя того, которого они больше любят или считают наиболее достойным». Но механическое перенесение выборной системы на монархическую почву привело ко множеству недоразумений, потерь и бедствий. В книге можно найти много метких зарисовок, которые будут созвучны размышлениям и наблюдениями отечественного читателя. Автор иронизирует над стереотипами, согласно которым чужеземные новинки всегда кажутся лучше родных традиций, показывая как теряется смысл бездумно повторяемых слов, а побуждения, обозначенные как безусловно благие, оборачиваются печальными последствиями для страны и народа.

Хушанг Моради Кермани. Вы же не чужой

В этом автобиографическом романе собрано множество трогательных и поэтичных картин запечатлевших детство, проведенное в деревне, с сохранившимся еще многовековым укладом жизни, с размеренной чередой событий, со старшими родственниками – хранителями семейных традиций. «Приходит Сакине, чтобы испечь нам хлеб. Она приходит рано утром. Сакине ставит большой котел на огонь и греет воду. Она хорошо печет хлеб. Дедушка всегда хвалит ее хлеб. Он говорит: «Сакине уже 30 лет печет для нас хлеб». Было время, когда у нас был достаток, и у дедушки в доме бывало много гостей, и его называли не просто Насрулла, а Насрулла-хан. Хлеб пекли каждый день и съедали. Сейчас мы печем хлеб раз в неделю, а в остальное время Сакине ходит по домам и печет хлеб людям…». Печаль по поводу утраченного благополучия пока еще мимолетна, мальчику гораздо интереснее то, что мастерица обещает лично для него испечь булочку. И запах горячего хлеба так восхитителен! А вот из сада, окружающего дом, где прошло детство матери, привозят свежие финики, и сладкий сок капает с листьев, которыми они накрыты. И тем острее горечь утраты, когда весь мир, в котором были дом и семья, уходит в прошлое. «Запахи свежих трав, дождя, мокрых и блестящих от дождя скал разливаются в горах и наполняют нас и все тело. Слышится позвякивание колокольчиков. Кашангу хорошо играет на дудочке и свирели. Мне больше нравится дудочка. Кашангу на ней играет лучше. Свирель звучит грустно, берет за душу, и я вспоминаю дедушку, отца, бабушку, маму и ощущаю свое одиночество». Автор бережно соединяет события, чувства, мечты и переживания в единое полотно подлинной жизни.

Александр Петрушевский. Генералиссимус князь Суворов

Одна из лучших биографий русского героя, полководца и воспитателя чудо-богатырей, переиздана спустя более чем век забвения. Книга содержит уникальные материалы музеев Суворова, в том числе – Государственного музея А.В. в Санкт-Петербурге, Государственного Русского музея и музея-усадьбы А.В. Суворова в селе Кончанско-Суворовское. В издании рассказывается обо всех компаниях, в которых прославленный военачальник приминал участие, об его отношении как с солдатами и офицерами, так и высокопоставленными особами. «Суворов жил для военного ремесла и олицетворял его в издавна усвоенном, известном смысле, отречение от которого было для него самоотречением. Усвоив многие недостатки эпохи, он, однако, не пропитался ими до глубины нравственных основ; сгибал пред обстоятельствами шею, но не гнул ни перед кем волю; был полон благоговейного почтения и преданности своему Государю, но правдолюбие и моральную стойкость считал непременной их принадлежностью. Эти свойства Суворова в соединении с его военной славой и сделали его лицом, привлекавшим к себе особенное внимание современников и дорогим для потомства».  В включены приказы и письма, а также Канон умилительный ко Господу нашему Иисусу Христу, написанные А.В.Суворовым.

Карина Сарсенова. Хранители пути 2. Сердце ангела

Так ли привлекательны на самом деле соблазны современного мира, в котором все можно купить в кредит, не раздумывая и не соизмеряя, именно в тот момент, когда тебя настиг каприз приобретения? Ведь в этом таится «следующий уровень роста человеческой гордыни… Деньги – таково имя нового хозяина». А иллюзия легкого пути к славе и успеху – чем она может обернуться для творческого человека? В романе отражена важнейшая тема современности - противоборство двух начал, добра и зла, за власть над миром и человеческими душами. «Изменились и методы ведения войны. Несдержанная откровенность зла сменилась утонченным копированием добра… Слепой сердцем человек нуждается в опытном поводыре… Лишь одна страна упорно не желала впускать его в свои пределы. Тех же её граждан, единицы из которых он сумел поразить, она исторгала из себя, выбрасывая духовным мусором подальше за линию физической границы…». Эта страна – Россия. Но и здесь подлинная чистота души, осознанный выбор, отвергающий искушения, имеет важнейшее значение.

Василий Христофоров, Александр Черепков, Дмитрий Хохлов. Контрразведка ВМФ СССР. 1941-1945

В первой части книги рассказывается о становлении отечественной контрразведки, со времен Российской империи до 1941 г. В ходе военной реформы, проводившейся в СССР в 1924-1925 годах, был реорганизован Наркомат по военным и морским делам, в том числе было сформировано управление Военно-морских сил РККА и утверждена должность начальника Морских сил, в непосредственном подчинении которого находились реввоенсоветы и начальники Морских сил морей. Во второй части речь идет о деятельности контрразведок Балтийского, Северного, Черноморского и Тихоокеанского флотов, а также морских, озерных и речных флотилий. На основании архивных документов деятельность вражеских спецслужб. В ходе Великой Отечественной войны действия Северного флота можно разделить на следующие этапы: ведение оборонительных боев летом 1941 г. (германское командование рассчитывало провести молниеносную операцию по захвату Мурманска и Полярного сухопутными силами, поскольку к началу войны немцы не располагали на Севере крупными военно-морскими силами); проведение советских десантных операций в мае 1942 года; длившаяся три года оборона полуостровов Средний и Рыбачий; схватки за освобождение Петсамской области (Печенгская земля) и Северной Норвегии. Так же Северный флот занимался охраной караванов союзников и участвовал в операциях по переводу боевых кораблей в СССР из-за границы, и охраной коммуникаций. В книге подробно описана деятельность отечественной контрразведки, в том числе – противодействия английским разведывательным органам – «на каждом английском корабле велись специальные журналы, куда все офицеры и матросы, вернувшись с берега, должны были записывать результаты визуального наблюдения за период нахождения их в увольнении… Флотские контрразведчики старались взять под контроль все контакты англичан с советскими гражданами, выявляя среди них потенциальных источников информации английской разведки».

Елена Степанян. Рассказы о чудесах

В сборнике произведений известного драматурга и поэта отражены духовные стремления людей разных времен и стран, от средневековой Европы и классической Британии до последних десятилетий Советского Союза. Эти точные и выразительные исторические стилизации дополняет необычный мир философской притчи, созданный в «Сказке о Медведе, о прекрасной Принцессе, о мудром Вороне и о железных башмаках». Название книги дано в честь драмы «Рассказы о чудесах», где ученик мудреца уходит скитаться по дорогам и городам, чтобы в прямом смысле рассказывать людям о силе молитвы, о возможности Божьих чудес. Ведь занятый каждодневной борьбой за выживание, среди забот о куске хлеба насущного человек постепенно забывает о мире горнем и живет, а вернее существует, не поднимая взгляда к небесам. Впрочем,  даже в измученных сердцах и очерствевших душах могут таиться не всегда осознанные высокие стремления и восприятие своей нелегкой жизни как служения: «Да потому что на всю эту местность один-единственный постоялый двор, а я — его хозяин! Продать — никто не купит, прибыли наши известные! А бросить все и уйти в долину, так посуди сама — опять придет зима, завоет вьюга, и мы будем думать, что здесь, в горах, кто-то бродит вокруг нашего покинутого дома и умирает без тепла и пищи! Нет, мне это не по вкусу! Лучше уж буду сидеть у своего очага и дожидаться своих гостей!». Нелегко следовать нравственным идеалам на земных путях, однако прикосновение к святости озаряет душу и помогает идти к подлинному прозрению.

Жан Лопез, Лаша Отхмезури. Жуков. Протрет на фоне эпохи

В книге рассказывается о государственной и военной деятельности Жукова, его роли в победе над фашистами и событиях, предшествующих нападению гитлеровцев на СССР. «Возвращаясь в своих воспоминаниях к пяти месяцам службы на посту начальника Генштаба, Жуков признается, что испытывал чувство, будто сделал не все, что было в человеческих силах, для подготовки Красной армии к отражению германской агрессии… Он на двух страницах напоминает, что у Сталина были все основания не доверять информации, поступающей с Запада, особенно из Великобритании. Он напоминает, насколько Черчилль (обратившийся 12 апреля через посла Криппса к Вышинскому), предупреждавший Сталина о германских намерениях, был лицом заинтересованным и, следовательно, достоверность его информации вызывала сомнения». Авторы описывают и действия Жукова по обороне Москвы, в операциях «Марс» и «Уран», его роль как заместителя Верховного главнокомандующего – в подготовке операций и координации деятельности фронтов, взятии Берлина и на параде Победы в Москве, последующей опале и деятельности на посту министра обороны СССР.