1 апреля — Гоголь

Гоголь, предвидевший Гугль

Разные реки, разным наполненные, вечно текущие; сила воды, некогда давшая реальность и силу жизни, превращается в энергию информационного потока, смывающего всех, вбирающего всё…

Чудно мерцают «Вечера на хуторе близ Диканьки»: вспыхивают звёзды фантазий, и даже нечисть одомашнена, как будто, хотя и страшна — в той мере, в которой всякий способен соприкасаться с тёмными сторонами своей души…

Чуден Днепр, как известно — при летней ли ночи, при свете ли дня, когда повороты его на солнце вспыхивают литою церковной парчою…

Гугл-Гоголь…

Сила ощущения: Гоголь, запускающий птицу фантазии: великолепие полёта оной, прерываемое необходимостью добычи: то есть выклевать, выбирать из реки необходимое: информацию…

Из бесконечно текущих рек информационного потока необходимо выбрать главное — то, из чего получится сложить образный строй грядущей книги…

Метафизические толчки или подсказка рождает поэму?

Речённое Пушкиным было как будто просто: ну, перепутали с важным чиновником фитюльку, ну, придумал некто скупать души, дабы заработать капиталец…

Посеянное в душу Гоголя дало немыслимые всходы: даже люди, прочитавшие за жизнь 10-15 книг, будут относиться к «Мёртвым душам» с тёплом…

Гугль даст бессчётно ссылок, и, лукавая улыбка Николая Васильича свидетельствует о знании грядущего: поисковой системы, которая уровняет живых и вдвинутых в реальность на правах живых фантастических людей — давно ставших участниками нашей яви…

На кого больше похож ваш сосед — на Манилова, или Собакевича?

А вы сами?

Ведь в каждом сокрыт огромный спектр метафизических цветов: от остро негативной, пергаментной скукоженности Плюшкина до неистового завирального размаха Ноздрёва…

Только Муразовы не встречаются: потому и не состоялась вторая часть, не вышло, не выписалось Чистилище; а рай, лёгший суммою рассуждений-ощущений в «Выбранные места из переписки с друзьями», оказался столь же мистическим, что и у Данте, поэма которого бралась за образец.

…в римском трактире некто подсказывает Чичикову идею: как разбогатеть; и кьянти мерцает в стаканах, и бродячие музыканты поют на улице: так начинается булгаковская инсценировка Мёртвых душ, хотя и утверждал мастер, что инсценировка сия невозможна.

Всё возможно, если дело иметь с Гоголем…

Будьте осторожны с таинственными портретами: они имеют тенденцию ночью оживать: будьте с ними также осторожны, как с деньгами, имеющими свойство затягивать, выхолащивая душу.

Портреты современности перекликаются с образами Гоголя: только Чичиков в наши времена не воспринимается подлецом: ну хочет человек разбогатеть: так в современности покруче аферы заворачивают, не считаясь ни с кем: только бы себе, только бы своё…

К тому же Чичиков — щёголь, чичик, шармёр, и приятной округлости…

Иное Петух: Пётр Петрович — единственный, пожалуй, персонаж из того, что сохранилось от второй части, кто полноценно не уступает галерее первой: какова метафизика еды!

Даже не еды — а обжорства: упоённого, раблезианского, фантасмагорического…

Феноменальный Иван Андреевич Крылов был бы счастлив заехать в имение Петра Петровича: неизвестно, стал бы читать тому басни, но должное обеду из бессчётного количества блюд отдал бы…

Гугль мерцает; Гоголь, как будто подаривший ему название, улыбается…

Впрочем, во дворике дома, где завершилась земная линия классика, памятник скорбен, что вполне подходит Гоголю периода «Выбранных мест…»…

…скорбь сочится: тяжёлая, неизбывно, вечно, ведь известно, как грустно жить на свете, будь вы господами, или не очень, пользуйся гуглем, или нет; ведь известно, что сколь бы мощно ни мчалась тройка, цель всё так же далека, и сформулировать её — глобальную — трудно, не говоря уж прийти.

Остаётся лукавая улыбка великолепного, таинственного Гоголя, щедро поделившегося с грядущим: в том числе и фамилией, заблиставшей в названии не представимой тогда поисковой системы.

Александр Балтин