Тень от листьев

Татьяна Владимировна Сокольникова родилась в Чите. Окончила Забайкальский государственный университет.
Член Союза журналистов России.
Живет в Подмосковье.

* * *
Не раздеваясь, ночь
Падает на кровать.
Взгляд убегает прочь,
Звезды поцеловать.
Комната холодна.
Зеркало на стене.
В нем пустота видна
С мыслями обо мне.
Тикает тишина...
Не расстелив покой,
Гладит твоя вина
Тень под моей щекой.
Поле. Туман. Восход.
Крыльям знаком полет.
Облако-пароход
В даль за собой зовет.


* * *
Ночью снова не спится.
Звезды тронув щекою,
Задрожал на ресницах
Мой восход над рекою.
Только нет мне покоя,
Тесно сердцу в груди.
То, что будет со мною,
Все давно позади.


* * *
Гоняет ветер шаловливый
По небу стаю облаков.
Асфальт целует торопливый,
Лукавый топот каблучков.
И тень от листьев на дороге
Мелькает, прыгает, дрожит,
Пытается схватить за ноги,
Схитрив, замрет и сторожит.
И озорное сердце бьется,
Забыв вчерашнюю тоску.
И ветер в волосах смеется,
Игриво гладит по виску.
Но ты серьезно-равнодушный,
Не отрываясь, смотришь вдаль.
И даже чуб твой непослушный,
Взлетая, падает в печаль!


* * *
Гаснут мои костры.
Ветер затих в груди.
Будут всегда мудры
Те, кто шел впереди.
Через полшага тьма.
Через полвздоха смерть.
Будет моя зима
Там, где земная твердь.
Тихо угаснет свет,
Мир обретет покой.
Будет и мне ответ
Там, за живой рекой.
Там, где живой водой
Полнится сон земли,
С бабушкой молодой
Кружатся журавли...


* * *
Я уйду в тишину.
И уже не вернусь.
Лишь дождями к окну
Твоему прикоснусь.
Я никто. Я ничто.
И нигде нет меня.
Ни в окне, ни в пальто,
Ни в мерцанье огня.
Не лови. Не зови.
Не скреби пустоту.
Отпусти. Утопи
В половодье мечту.
Я весной расцвету.
Заживу. Задышу.
И твоей тишины
У любви попрошу...
Видишь — нет у меня
Ни окна, ни огня...
Тишина тишине
Помолчит про меня.


* * *
Я перелистываю снег...
В руках скользят его страницы...
Желтеют звездные синицы,
По небу прыгая во сне...

Бродячий ветер кружит сны,
Вздыхая шторами на окнах...
Сквозь разговор деревьев мокрых
Мне слышатся шаги весны...


* * *
Ты прошептал,
что ты во сне летал
и Млечный Путь
мне в волосы вплетал...
и собирал губами тишину...
и облаками украшал луну...
Ты говорил,
что тысячи дорог
скрутил
в один огромнейший клубок
и прикатил его к моим ногам
с вопросом:
по какой умчаться нам?

Пройду с тобой
все тысячи дорог,
не сторонясь печалей и тревог,
а перед смертью,
сдерживая стон,
почувствую,
что ухожу в твой сон...
Тогда расскажешь,
как во сне летал
и Млечный Путь
мне в волосы вплетал...


* * *
...Я держу ладонь над огнем.
Замираю, весь мир любя...
Я могла бы сгореть на нем,
Чтобы только согреть тебя...


* * *
Еще два шага — и дойду
До облака. Ступени зыбки.
И, вздрогнув на краю улыбки,
В его объятья упаду...
Еще два вдоха тишины
Почувствую и улетаю...
И таю... таю... таю... таю...
И даже крылья не нужны.


* * *
Природа уныло вздыхает,
От ветра колышется штора.
А яблоня веткой ломает
Зеленые зубы забора.


* * *
Кружатся пушистые снежинки
В музыке горбатых фонарей,
Застилают годы и морщинки
Нежностью простуженной своей.

Серебрятся скользкие озера
Наших равнодуший и обид.
Тишина, устав от разговоров,
Сладко и восторженно грустит.

Прижимаю теплую ладошку
К мерзлому оконному стеклу...
Нарисую ветряную кошку
И пущу по снежному столу.

Нарисую солнечные ночи
В белоснежных васильковых снах.
Нарисую в царстве многоточий
Счастье на высоких каблучках.


Крылья...

Ни кола ни двора,
Взгляд усталый...
Все исчезло. Пора
Улетать настала.
За спиною легки
Шелестят страницы:
Превратились стихи
В крылья птицы.
Закружилась зима,
В небе — полосы,
Заплетает дома
В свои волосы...
Только я без тепла
Проживу мало.
Где душа проплыла,
Будет снег талый...


* * *
Смотрит на меня лес
злыми зелеными глазами
и молчит.
Как зверь насторожился.
 
Прыгнет на меня лес
и лапами стволов раздавит,
измельчит...
Почему он так изменился?
 
Может, в душе у него заноза?
Что случилось? Как разобраться?
Я превратиться хочу в березу,
чтоб для него на ветру качаться.


Сосна...

Вчера на горе
                   зарубили сосну.
Беспомощно рухнув,
                             она
                                  умирала...
Напрасно кукушка
                           ей жизнь
                                        продлевала,
а ветер с надеждой
                           шептал
                                     про весну.
Распластано тело
                        безжалостной
                                           силой.
На рубленых ранах
                            смола
                                    застывает.
Для мертвых деревьев
                              не роют
                                         могилы —
зимою их кости
                       людей
                                согревают.


* * *
шум
пересохших рек...
шорох
скошенных трав...
разлетаются нежностью
парашютики одуванчиков
сквозь мои глаза...
я бы загадала желание,
но только —
нет меня...

 

Комментарии







Сообщение (*):

Анатолий

21.08.2016

Для мертвых деревьев не роют могилы — зимою их кости людей согревают. Спасибо редакции журнала за чистый родник высокой поэзии!

Комментарии 1 - 1 из 1