Славная красавица Дора и миллионер

Лев Николаевич Зензинов родил­ся в 1937 году в Туле, в семье военнослужащего. По специальности горный инженер,литература — одно из его увлечений.
Автор рассказов, повестей, сказок, басен и загадок в стихах, пьес в стихах, романа в стихах «Венок Аполлонии», романа «Клад адмирала Колчака» и др.
Живет в городе Силламяэ(Эс­тония).

От автора

Следуя традициям знаменитых писателей древности (Апулей «Золотой осел»), эпохи Возрождения (Бок­­каччо «Декамерон»), новых вре­мен (Оноре де Бальзак «озорные рассказы», Ги де Мопассан «Пыш­ка»), наших времен (М.Зощенко, М.Булга- ­ков), я решил отвлечься от серьезных тем и написать что-нибудь в том же духе. Надеюсь, что читатель не посчитает меня испорченным человеком и посмеется над аномальными явлениями, имеющими место быть в нашей жизни. Улыбайтесь, господа!


Часть первая


Предисловие к первой части

В душные июльские дни 2015 года я гулял в пригороде Москвы и случайно зашел в березовый лесок со странным названием «Дорина роща». Побродив по его прохладным аллеям, усыпанным битой красно-кирпичной крошкой, я вышел к причудливому особняку странной архитектурной формы, сочетавшей по крайней мере три стиля: русский классический, новоготический и восточный. Надпись у входа гласила, что здесь «Дом отдыха для деятелей культуры города Москвы, журналистов и инвалидов Чеченской войны».

На скамейке, недалеко от входа, под развесистой рябиной с уже начинающими краснеть гроздьями ягод сидела пожилая дама с книгой в руке. Я присел рядом передох­нуть. Мы разговорились. Я спросил даму о странном названии березовой рощи, окружавшей особняк причудливой формы.

— Как, вы не знаете эту нашумевшую в свое время историю? — удивилась дама со следами былой красоты и принялась с воодушевлением рассказывать мне о событиях минувших дней, заметив при этом: — О, я тогда еще работала во МХАТе... Горького.

Почти час я слушал рассказ о необыкновенной красавице Доре, жившей в нелепом дворце одного нефтяного олигарха, которого она покорила и преобразила в лучшую сторону.

Меня захватила эта история, и я, вернувшись в Москву, поднял архивы газет и журналов тех лет, чтобы дополнить и уточнить услышанное о жизни замечательной женщины.

В своем небольшом рассказе я изложил лишь основные факты биографии славной красавицы Доры, история которой наводит на мысль, что мир спасет не только красота, но и доброта.


1. Восхождение во власть

Ее звали Дора. Кто она, откуда взялась в городе Кузёмки небогатой российской N-ской области, толком никто не ведал. Поговаривали, будто ее привез солдат Иван Качанов с юга, закончив срочную службу. Кое-кто утверждал, что эту самую Дору привез из-за границы Васька Котов, торговец подержанными автомобилями Западной Европы. А вот бабка Барсучиха утверждала, что Дора одно лето прожила с ее внуком, студентом МГУ, оттого и сильно поумнела, став женой мэра опосля.

Чтобы кратко описать, какова была эта Дора, достаточно сказать, что всякий мужчина, увидев ее, немедленно ощущал в себе необычайный прилив мужской силы и готов был совершить самый безрассудный поступок. Женщины в ее присутствии ощущали явное превосходство Доры над собой, отчего испытывали смешанные чувства: и восхищение, и желание подражать ей, и зависть, и недоброжелательность, и страсть поискать в ней какой-нибудь изъян, ибо женщина женщине всегда как бы соперница.

Свой рассказ мы начинаем с того момента, когда прелестная Дора поселилась в только что отстроенных хоромах — двухэтажном особняке с высокой оградой из красного кирпича местного заводика, и не кого-нибудь, а самого мэра города господина Семена Конобраткина, в застойные советские времена имевшего две судимости за дела, которые в новые, рыночные дни считаются всего-навсего обычным бизнесом мелкого масштаба.

Электорат города год назад доверил энергичному Семену Конобраткину свою судьбу, отринув кандидата от коммунистов Павла Ветошкина, и народному избраннику пора было оправдывать свое назначение, ибо по городу уже пошли разговоры, энергично сочиняемые конкурентами, что новый глава не оправдывает надежд населения, а занимается исключительно личными делами. Указывали на особняк Конобраткина и его экстравагантную дамочку, туда забравшуюся и разъезжавшую по городу в кабриолете.

Эта Дора, ставшая официальной женой Семена Конобраткина, больше всего смущала население города, особенно женскую ее половину. Она появлялась на глаза публики всякий раз в новом наряде, вызывая зависть местных знатных дам, то бишь жен: прокурора города, начальника ГУВД, главного редактора городской газеты и других самолюбивых особ, прежде обращавших на себя внимание горожан больше, чем выскочка. Гул недовольства стал долетать и до ушей мэра Конобраткина. Заглушить ропот крайне обедневших горожан не представлялось никакой возможности: маленький кирпичный заводик, давно уже требовавший модернизации, швейная фабрика, специализирующаяся на выпуске ватных курток и штанов, мелкие кустарные мастерские по ремонту бытовой техники не могли принести в казну города нужных средств, чтобы улучшить благосостояние его жителей.

А доходы от городского рынка, автостоянки и бензоколонок, что было личной собственностью мэра города, шли исключительно в его карман, иначе как могла красавица Дора появляться сегодня в образе Катрин Денёв, завтра создавать образ восточной красавицы, а послезавтра изображать японскую гейшу в цветастом шелковом кимоно?

Видя, как стремительно падает рейтинг, мэр города задумался о будущем и пошел советоваться с главным бухгалтером горуправы Владимиром Абрамовичем Певзнером. Старый опытный финансист, всю жизнь проработавший в горуправе, выдал хорошую идею:

— Нужно в Государственную думу выбрать своего человека, только так можно помочь нашему городу. Другого выхода не вижу.

Мысль эта засела в голову мэра, и он стал думать. Днем и ночью. Неделю, вторую, третью. Но где найти достойную кандидатуру? Все его ближайшие друзья не вызывали личного доверия, а для такого важного дела нужен безупречный человек.

И тут его осенила ослепительная мысль:

— А не заслать ли в Госдуму свою красавицу жену? А что? Баба образованная, десять классов, может кое-как болтать по-английски, все понимает. Чего не разумеет, научим, дадим ей советников.

В один из выходных дней, возлежав в шезлонге у своего особняка с красавицей Дорой, он объявил ей о своем историческом решении:

— Ты сможешь, Дора, помочь городу и мне. Чем ты хуже, например, Василия Шандыбина? Я бы сказал, что ты и говоришь лучше, а что касаемо внешности, то ты заткнешь за пояс и Хакамаду, и других баб в Думе. А это, сама понимаешь, очень важно. Там же больше мужиков!

— Ну что ты, Семен, мне не под силу там высиживать целыми днями, не справлюсь я с задачей, да и в политике мало смыслю, — возражала красавица Дора, а в душе-то ей уже давно опротивел этот городишко с завидущими бабами, погрязшими в сплетнях и пересудах.

И она, чуть поломавшись для виду, согласилась.

Энергичный и деловой Семен Конобраткин тут же приступил к делу, ибо до выборов оставалось совсем немного времени, чтобы раскрутить свою Дору как главную кандидатуру в Госдуму.

А это было не так просто ввиду падения имиджа мэра за последний год.

Первым делом Семен Конобраткин оповестил главных официальных лиц города: прокурора Костю Дубинина, начальника ГУВД Степу Прош­кина и Афанасия Пустовских, редактора городской газеты «Вестник Кузёмок». Пригласив их в баню, предварительно распарив и накачав хорошими напитками, мэр города, кратко изложив городские проблемы, выдал им способ выхода из кризиса.

— О! Н-да! А что?! — послышались удивленные и восторженные возгласы гостей мэра, а когда перед их глазами появилась Дора в голубом элегантном костюме «а-ля стюардесса», больше никаких сомнений в правильности решения главы города не осталось.

На следующий день на первой странице «Кузёмковских вестей» была опубликована фотография Доры Конобраткиной с биографией и программой ее действий в Госдуме, если жители города изберут ее от партии «Регионы России». В биографии сообщалось о трудном детстве в интернате, трудовой деятельности на кирпичном заводе и о том, как она пришла в большую политику. Заканчивалась вся эта статья конкретным обещанием через Госдуму добиться инвестиций в промышленность города и сделать его процветающим в самое ближайшее время. Таким образом, начало кампании было положено, и все закрутилось в этом направлении.

Альтернативную кандидатуру для придания демократичности выборов тоже назначили. Им был придурковатый болтун, некогда бывший лектором общества «Знание» Иван Буряков, ныне безработный и состоявший в партии «Яблоко».

Естественно, кандидатура Доры Конобраткиной освещалась в «Кузёмковских вестях» с самой выгодной стороны, а Ивана Бурякова высмеивали. Сама Дора Конобраткина, сбросив с себя модные наряды, оделась в простой ватник родного завода, повязалась ситцевой косынкой и пошла в народ. И вела в цехах предприятий города задушевные беседы с трудовым народом об их нуждах. Общение с массами развеяло сплетни о ее неблаговидном прошлом, а жены прокурора города, начальника ГУВД и главного редактора газеты «Вести Кузёмок» быстро сообразили: пусть эта Дора выиграет выборы и тем самым уберется из их города и не будет смущать их мужей, которые во сне часто нашептывали ее имя. А это было обидней всего.

Итак, идея главного экономиста города Владимира Абрамовича Певз­нера, воплощенная мэром Конобраткиным в жизнь, удалась на славу. Девяносто процентов электората проголосовало за Дору, правда, в день выборов был рекордный урожай задержанных в стельку пьяных граждан, ибо «зазывалы» за Дору наливали у входов в изберпункты по стакану водки и давали на закусь по соленому огурцу. Но выборы прошли весело, как надо.


2. Выполнение предвыборных обещаний

«“Москва слезам не верит”, но поддается всяческим соблазнам», — быстро осознала Дора Конобраткина, новоиспеченный депутат Госдумы России. Пройдя все комитеты, подкомитеты, приемные министров, она, кроме сочувствия, ничего не могла добиться, чтобы помочь своему городу.

Везде ссылались на нехватку денег, слабый бюджет страны, и все разговоры заканчивались благими обещаниями помочь в будущем.

Однако же Дора отметила про себя, как сладко посматривали на нее секретари, замы, сами председатели комитетов и подкомитетов, а многие предлагали продолжить разговор и обсудить детально городские проблемы Кузёмок в более интимном месте, намекая при этом, что возможно что-то и сделать.

Дора уже была не наивной девушкой и сообразила, чего от нее хотят.

«Им хочется депутатского тела за услуги. Вы его получите, но за достойную цену!» — подумала она и приступила решительно к делу. В ней проснулся азарт тигрицы, вышедшей на охоту.

Разобрав свои объемистые чемоданы с модными нарядами, Дора по вечерам, сбросив с себя свой костюмчик «а-ля стюардесса», стала показываться в коридорах гостиницы для депутатов, в кафе и ресторанах в своих лучших нарядах, и вскоре о ней заговорили.

Первым намертво заглотил крючок искушения председатель Госдумы по вопросам культуры и туризма Анатолий Карасев. Своим опытным глазом он отметил Дору еще на первом заседании Думы, но, увидев ее в вечернем платье в кафе, попивающей тоник, этот представитель самой непредсказуемой партии Думы просто потерял голову. Весь вечер он крутился возле Доры, как голодный карась у крючка с жирной наживкой, и к полуночи заглотил его до нутра. За ласки, которые, кстати, Дора выполнила с большим мастерством и усердием, господину Карасеву пришлось выложить тысячу долларов. Таким образом, фонд «В помощь городу Кузёмки» был открыт.

А дальше все пошло по нарастающей, ибо, как сказал восточный муд­рец, алмаз в прекрасной огранке не замеченным быть не может. Тем более что господин Карасев поделился со многими своим восторгом.

Депутат Дора Конобраткина, занимая место среди фракции «Регионы России», уже на второй день работы новой Думы заметила пристальные и любопытные взгляды мужчин из других фракций, а один раз ей показалось, что сам глава коммунистической партии не сводит с нее глаз.

«Смотрите, смотрите и денежки копите, — с ехидцей думала Дора, — не мытьем, так катаньем обещания перед своими избирателями я сдержу, подниму город с колен».

На двери своей гостиничной комнаты она повесила плакат с надписью: «Здесь находится Фонд помощи умирающему от безработицы городу Кузёмки. Просим всех патриотов и честных людей откликнуться на зов бедствующих жителей. Индекс счета Фонда № 3974815».

Так что желающему пообщаться с красавицей Дорой вовсе не надо было искать ее по коридорам, приставать к ней на ходу, добиваться свидания на виду у других. Все упрощалось, никакой траты времени, перевел деньги на счет фонда — и можно смело являться на аудиенцию к красавице в номер и там обсуждать проблемы бедствующего города.

Вторым клиентом был принципиальный оппозиционер партии власти некий Гаврилий Нежданов. Он внес в фонд города Кузёмки всего пятьсот долларов США и во время беседы с Дорой пытался с ней вступить в дискуссию о неправильных действиях власти и переманить Дору в свою партию «Запретный плод».

Но Дора, сославшись на головную боль, удостоив Гаврилия Нежданова лишь поцелуем в щечку, ушла отдыхать. Мизерный взнос оппозиционера в фонд ее обидел, а такое она не прощала никому.

Третьим сочувствующим бедствующему городу Кузёмки оказался независимый депутат от города Сургута господин Курбатов Руслан, который с присущей восточному человеку щедростью внес в фонд Доры пятьдесят тысяч долларов США и был одарен красавицей незабываемой лаской, от которой отходил неделю. В результате чего пропустил несколько заседаний Госдумы, принявшей за это время два судьбоносных закона страны без его участия.

Депутат Василий Булыгин, его друг по шахматам и игре в «дурака», посетив коллегу и узнав причину недомогания, решил тоже встретиться с Дорой, дабы усовестить ее. Но секретарша фонда, узнав, что тот явился без взноса, вежливо отказала ему в аудиенции.

Между тем проходной взнос в фонд Доры возрос до пяти тысяч долларов, но очередь желающих помочь городу Кузёмки на удивление только возросла. Чтобы поскорее улучшить социальное положение в родном городе, Дора Конобраткина стала ходить на заседания в Думу лишь по пятницам. Ответственное и контролирующее лицо от Думы за посещением депутатов господин Вадим Котов, тоже побывавший в фонде Доры, закрывал глаза на данный факт, осознавая важность ее мероприятия.

Не прошло и месяца, как программа-минимум для бедствующего города Кузёмки была выполнена. Там открылись бесплатные столовые для безработных, магазины по раздаче обуви и одежды из благополучных стран Европы. Бездомные дети были собраны в дома сирот, а инвалидам и пожилым стали выдаваться бесплатно лекарства.

Имидж мэра города господина Семена Конобраткина вырос как на дрожжах, а газета «Кузёмковские вести» не жалела хвалебных слов в честь хозяина города и его энергичной супруги.

Прибывшая в город после недолгой разлуки с избирателями Дора Конобраткина, выслушав похвалы в свой адрес, пообещала усилить свою деятельность, ибо то, что она сделала, не решает кардинально проблем города: «Трудоспособное население должно работать!» — сказала она на прощание.

 

Столичные журналисты, которые толпились у дверей фонда Доры, пытались узнать о самой Доре самолично, а не из слов тех, кто с ней побывал тет-а-тет.

Сухая информация никоим образом не могла удовлетворить ушлых московских издателей, озабоченных тиражами своих газет и журналов. Но как достать щекотливые подробности о загадочной Доре, «звезде парламента»? Как проникнуть туда, где пахло новой сенсацией?

И выход был найден. Собравшиеся на «стрелку» издатели скинулись на кругленькую сумму, а потом бросили жребий.

Счастье выпало «Московскому тинейджеру», а из журналистской братии — господину Феде Заминкину, известному многим по скандальным публикациям.

Внеся сильно возросший взнос в фонд города Кузёмки N-ской области РФ, Федя Заминкин, побрившись и одев лучший костюм, прихватил с собой видеокамеру и отправился на эксклюзивную беседу с восхитительной Дорой. Зная из достоверных источников о том, как эта славная Дора благодарит щедрых мужчин, Федя Заминкин на всякий случай, чтобы не опозориться перед дамой, проглотил две таблетки виагры.

Прекрасная Дора, глянув на чек, преподнесенный ей новым благодетелем города Кузёмки, ласково взглянула на журналиста, закрыла дверь на ключ, тем самым дав понять, что готова дать ему интервью.

Она помогла ему снять пиджак, усадила за столик, полный изысканных вин и закусок, и приготовилась к беседе. Поговорив о проблемах ее родного города, чьи интересы она была обязана защищать в столице, что сделано, а что еще предстоит сделать, Федя Заминкин, сняв Дору на видеокамеру, выпил предложенный ею бокал греческого вина, после чего, ободренный ее милой улыбкой, понял, что настало время «настоящего эксклюзива», ради чего самые крупные издательства так раскошелились. Особенно «СПИД-ньюс».

Господин журналист не мог предположить, какие шутки в последнее время проделывала соблазнительница Дора со своими благодетелями, особенно с теми, кто у нее не вызывал никакого желания раскрыться. Она таким просто подсыпала в вино сногсшибательное снотворное в больших дозах, отчего претендент на ее роскошное тело неожиданно засыпал на какое-то время, так ничего и не поняв.

Проснулся Федя Заминкин через два часа, уже в коридоре, на диване, с галстуком, запихнутым кем-то в расстегнутую ширинку.

Опростоволосившийся журналист долго не мог понять, что с ним случилось, а когда все-таки пришел в себя, понял, какую злую шутку с ним сыграла коварная женщина.

Чтобы не опозориться перед коллегами-журналистами, Федя Заминкин так расписал свой «эксклюзив», что многие ему позавидовали. Но поскольку обнаженной Доры не удалось заснять, Феде пришлось пуститься на фальсификацию. Он изготовил серию коллажей. Так, например, для журнала «СПИД-ньюс» он предложил головку Доры с телом нимфы Антиопы французского художника восемнадцатого века Жана Антуана Ватто.

Для некоторых журналов он предложил головку Доры с телом какой-либо из Мисс Вселенной ушедших лет.

Так находчивый журналист вышел из неудачного положения и оправдал затраченную сумму издателей. Но в душе ругал себя самыми отборными словами за то, что так глупо дал себя обвести вокруг пальца, и размышлял о том, как ему отомстить «нахалке».

Депутатка Дора сидела в Думе только по пятницам, ибо остальные дни были предельно заняты работой в фонде. Рассеянно слушая пустую болтовню выступавших коллег, она разглядывала себя в красочных журналах, где узнавала свое лицо, но не тело. Она посмеивалась над глупыми журналистами, одураченными ею.

Эти публикации ей нисколько не вредили, а наоборот. Приток желающих помочь ее городу возрос.

Многие депутаты во время заседаний Думы тоже любили полистать яркие журнальчики, а один из них, некто Иван Голубев из фракции партии самых больших борцов за справедливость, забыв постановление партии не вступать в порочащие связи, все же не выдержал. Сломался под чарами Доры, что на другой же день стало известно главе партии.

Тут же был созван внеочередной пленум партии, и, несмотря на раскаяние, Иван Голубев был исключен из их рядов. Так рухнула карьера талантливого политика, и все из-за чар красавицы Доры.

О славной красавице Доре пронюхали зарубежные дипломаты и журналисты, аккредитованные в Москве. Один из них, Джон Бестолочь, сотрудник «Нью-Йорк таймс» и заодно разведчик американских служб по России, соблазнившись Дорой, убедил свое руководство раскошелиться на эксклюзив с московской красавицей. Он аргументировал свое намерение желанием уточнить состояние экономики в глубинке России, ибо Москва и Санкт-Петербург — это не вся Россия. А Дора — депутат из той самой глубинки, и знать состояние глухой провинции чрезвычайно важно для выработки внешней политики. И руководство согласилось на необходимые затраты.

Итак, Джон Бестолочь попал на прием к славной Доре, но разведчика ждало глубокое разочарование, если не сказать, полный конфуз. Дора поговорила с ним вежливо на родном языке американца, но отказалась принять его вклад в развитие города Кузёмки, депутатом которого она была, и сказала: «Мы поднимемся собственными силами». Это было патриотично и загадочно.

В тот же день Джон Бестолочь шифровал донесение в разведцентр, в котором сообщал, что Россия нашла внутренние резервы для поднятия экономики на своих окраинах.

Там не поверили своему опытному агенту и потребовали перепроверить информацию. На встречу с Дорой были направлены журналисты-разведчики из «Интеллиженс сервис» и из французской разведки. Но и их ждало разочарование.

Француз Поль Менар, хорошо владевший русским языком и методом обольщения дам, как ни старался залечь в постель к Доре и там выведать от нее интересную для себя информацию, все же не удостоился такой чести и сконфуженно покинул офис Доры.

То же произошло и с англичанином. Таким образом, информация о самодостаточности России была подтверждена из трех источников — агенты, забрав денежки в карман, насочиняли от себя данные о российских провинциях и огорошили политиков. Главы великих держав впали в уныние и переменили тон в дальнейших отношениях с Россией.

Вот что сотворила красавица Дора! Заставила уважать страну.

Представительницы прекрасного пола в Государственной думе, которые с момента появления Доры в их рядах испытали унижение оттого, что на них совершенно перестали обращать внимание думские мужчины, стали размышлять, как бы красавицу Дору развенчать в глазах общественности. Но сделать это было очень трудно, ибо у ослепительной красавицы не находилось ни одного изъяна, а уж женщины в этом отношении очень наблюдательны, и от их взгляда невозможно ничего утаить.

И умом Дора была на высоте, так что даже изящная умница Сара Умалада померкла в ее лучах. Но думские дамы все же нашли темное пятнышко у Доры. Этим темным пятнышком был ее фонд помощи городу. К ним просочились слухи о щедрых взносах их коллег по Думе. Один проговорился о ласках, испытанных в ее фонде. И тогда думские дамы, собравшись на тайное собрание, решили единогласно: поведение этой Доры просто несовместимо со статусом народного избранника. Оно порочит их достоинство.

Пошли письма в милицию, общественные организации, председателю Госдумы, в канцелярию президента страны. Однако эффект был обратен, ибо все эти организации возглавляли мужчины, и они сочли наветы на прекрасную женщину следствием зависти этих дам.

Тогда дамы обратились к средствам информации. И тут им подвернулся тот самый Федя Заминкин из «Московского тинейджера», который охотно взялся за дискредитацию имени Доры.

Федя, который, несмотря на благополучный исход в истории с красавицей Дорой, чувствовал себя оскорбленным как мужчина, которым пренебрегли, начал мелко мстить обидчице. В своей гнусной статейке он опустился до недостойной клеветы.

Он бездоказательно высказался, что деньги фонда города Кузёмки Дора тратит на свои платья и украшения и что пора бы председателю счетной палаты господину Степанову разобраться с госпожой Конобраткиной. На свою дурную голову затеял скандальчик Федя Заминкин, ибо не на ту он напал. Рассерженная Дора вызвала журналиста и фотографа из «СПИД-ньюс» и дала себя заснять обнаженной в нескольких позах, тем самым обвинив Федю Заминкина в мистификации и подлоге. «Московскому тинейджеру» пришлось изгнать журналиста из газеты по причине его профнепригодности, извиниться перед Дорой и выплатить ей причиненный моральный ущерб в размере миллиона рублей. Меньше нельзя, ибо тут была затронута честь государственного лица, избранного народом.

Этот, надо сказать, первый скандал с Дорой Конобраткиной за все пребывание в Москве нисколько не повлиял на успех ее дела во благо родного города. Напротив, она стала известна всей образованной части столицы, разбирающейся в красоте. Ее карьера, как женщины в первую очередь, поднялась на высоту, о которой могут мечтать лишь избранные мира сего.

А произошло это так. Господин Гена Новохватский, один из крупнейших держателей акций богатейшей топливной компании «Росойл», был очень образованный и всесторонне развитый мужчина боксерского тело­сложения высшей категории. Он следил за серьезными периодическими изданиями, и «СПИД-ньюс» клали ему на стол чуть ли не первому в Моск­ве. После министра культуры.

Так вот, этот супербогатый человек, иначе называемый в народе олигархом, сразу же положил глаз на красавицу депутатку, мило улыбающуюся со страниц многих глянцевых журналов. И он твердо решил, что эта женщина отныне будет только ему, и никому больше, улыбаться своей восхитительной улыбкой. Только ему!

«Это моя судьба», — решил он, поскольку о такой женщине мечтал всю жизнь и наконец нашел.

Господин Новохватский за час узнал все о красавице Доре, о ее прошлом и настоящем. Нимало не смущаясь некоторыми подробностями ее прежней жизни, он решил связать свою судьбу с этой женщиной. И вот в один прекрасный день, когда славная Дора вела прием меценатов города Кузёмки, господин Новохватский, грубо растолкав толпу почитателей, ожидавших счастливого мгновения, ворвался в номер Доры с огромным букетом белых роз и, вышвырнув засидевшегося там клиента, предстал перед ее удивленными очами.


3. Покорение красавицей Дорой миллионера

Дора Конобраткина не предполагала, что господин Новохватский, так стремительно и вне очереди к ней ворвавшийся, круто изменит ее судьбу. Поэтому она, сделав возмущенное лицо, вскочила со стула:

— Вы чего это себе позволяете? И кто вы такой?

— Я Гена Новохватский, меня все знают, — гордо произнес наглый господин.

— Выгнали порядочного человека изминистерства по социальным вопросам и даже не извинились, — начала укорять Дора наглого господина.

— Не переживайте, чище воздух будет, этот «мусор», как его... кажется, Веников, то ли Мешков, не помню, уже с утра валялся у меня в ногах, выпрашивал пять тысяч долларов, — стал прояснять ситуацию наглый господин с охапкой белых роз.

— Однако же вы о себе высокого мнения, — заметила Дора и, немного смягчившись, добавила: — Ну, раз вы сюда ворвались, что же с вами делать, присаживайтесь и хотя бы для порядка представьтесь. кто вы, чем занимаетесь?

— Я сопредседатель компании «Росойл», десять процентов акций мои, — с гордостью произнес господин Новохватский.

— Ясно. Я так понимаю ваш визит: вы решили помочь моему бедному городу, — внести посильный вклад в наш фонд, так? — спросила Дора, изучая посетителя, крепкого брюнета с восточной закваской и дюжего сложения.

— Я в курсе ваших забот, я помогу вам, но я не за этим пришел, — взволнованно заговорил Гена.

— А зачем же? — милопромолвила Дора, делая удивленное лицо. Головка у нее работала быстрее любого компьютера, она уже соображала, сколько долларов может содрать с этого наглого господина из богатейшей топливной компании страны.

Но то, что предложил Доре господин Новохватский, стало для нее полной неожиданностью.

— Выходите за меня замуж, — промолвил смущенно господин и протянул Доре букет белых роз.

Какое женское сердце радостно не ёкнет, восприняв такое сладкое слово, тем более что оно исходило из уст привлекательного, а к тому же и состоятельного мужчины.

И было бы глупо, неблагородно сразу же броситься в объятиягосподина Новохватского, хотя бы и потому, что Дора знала и себе цену. Мужчина должен добиваться женщины, это закон влюбовных играх между мужчиной и женщиной.

— Перестаньте шутить, господин... Новохватский, у меня мало времени для шуток, видели, сколько в коридоре желающих помочь моему городу, я должна выполнять свой долг, — вежливо, но твердо сказала Дора и добавила мягко: — И потом, как это возможно так, сразу, я вас совсем не знаю, вижу в первый раз...

— Зато я вас знаю давно, читаю журналы о вас, дорогая Дора, и полюбил вас с первого раза, клянусь мамой!

Господин Новохватский вскочил с кресла, бросился в ноги красавицы Доры эффектно и красиво.

Сердце Доры еще раз ёкнуло от нежного признания господина Новохватского. Но достоинство свое надо было выдерживать до конца. И онапромолвила:

— Спасибо за приятные слова, и признание, и восхитительные розы, прошу вас, встаньте, отпустите мои ноги, сядьте и поговорим спокойно. — она ладошкой похлопала по щеке павшего к ее ногам мужчины, и он, как дрессированный медведь, уселся снова в кресло посетителя, содрогаясь при этом, как вулкан перед выбросом огненной лавы. «Он в моих руках», — осознала Дора.

— Выпейте, Геннадий, минералки, и спокойно обсудим важное для нас обоих дело. Вы мне тоже любы, таких мужчин в мире раз, два и обчелся, с вами может сравниться только борец Карелин.

Это был комплимент ободрения. И он произвел на миллионера самое благоприятное впечатление.

Красавица Дора знала мужчин очень хорошо, поэтому решила вытрясти из воспылавшего к ней миллионера максимум возможного. А женское чутье подсказывало ей, что случай многообещающий.

— Я, Геннадий, замужем, — мягко произнесла Дора, когда наконец господин Новохватский успокоился и уселся в кресло.

Этими словами Дора хотела окончательно расставить все точки над «i», чтобы вернуть разговор в деловое русло.

Но не тут-то было.

— Знаю! — воскликнул влюбленный миллионер.

— Откуда же вам это известно? — удивилась Дора.

Дакто ж его не знает, этого Конобраткина Сеню, в молодости мы с ним сидели в Бутырке, я — за валюту, а он — за спекуляцию джинсами. Недалекий он человек, мелковат духом и умом, только и всего в жизни добился, что стал мэром какого-то паршивого городишка, — откровенничал владелец десяти процентов акций мощной топливной компании, нимало не смущавшийся своим криминальным прошлым, считая это детскими шалостями в далекие времена юности.

— Семен Конобраткин хороший человек, зря вы так про него, я ему многим обязана, он вывел меня в люди, можно сказать, — защищала своего мужа Дора.

— Заставил вас вкалывать в этой Думе и в фонде, чтоб его не выгнали с мэров. И это вы называете «вывел в люди»? — унижал своего конкурента по страсти Гена Новохватский и открывал перед Дорой новые горизонты: — Вы у меня будете жить как английская королева, в замке, все, что пожелаете, будет у ваших ног. Клянусь, за вас я жизнь положу!

— Мужчины вначале многое обещают, только потом забывают об исполнении своих слов и клятв. К тому же у меня есть невыполненные обязательства перед городом, и я не могу быть легкомысленной и так просто довериться малознакомому человеку.

— Я не из тех болтунов, клянусь, вы не разочаруетесь во мне. Все ваши дела я возьму на себя! — воскликнул ободренный миллионер.

Но Дора, усмехнувшись про себя, сказала:

— А вы не против, если нам придется составить брачный контракт, как это принято в цивилизованном мире, и оговорить в нем обязанности каждого, чтобы потом не было никаких недоразумений?

— Разумеется, я и сам хотел этого, главное для меня ваше согласие, Дора, стать моей законной женой! — заверил миллионер, почувствовав недоверие к себе и даже обидевшись на это.

— В таком случае, Геннадий, я согласна быть вашей женой, и вымне нравитесь. Могу сказать, что такие мужчины, как вы, редкость в нашем мире, — промолвила красавица Дора.

— Вот и хорошо, я так и думал, что мы оценим друг друга. Мы просто половинки единого, — удовлетворенно произнес счастливый Гена.

Они еще немного поговорили, и господин Новохватский повез своюбудущую жену на загородную виллу, где она должна была освоиться до свадьбы и подготовиться к ней.

После того как были устранены все препятствия, в усадьбе миллионера Новохватского состоялась пышная свадьба, о которой говорил весь столичный бомонд и о которой вoвсех подробностях писали в газетах и журналах.

Еще бы! Один из самых завидных женихов России взял в жены известную красавицу и великую благотворительницу Дору, к тому же еще депутата Госдумы.

Однако в оппозиционных к власти изданиях появлялись и ехидные комментарии.

Тот же Федя Заминкин, изгнанный из «Московского тинейджера» и примкнувший к жалкой газетенке «За справедливость!», поднял некоторые факты из жизни обоих супругов. но кто читает, скажите, такие мелкие листки в высшем обществе столицы?

Зато сам Федя Заминкин пострадал сильно и незамедлительно. Какие-то неизвестные хулиганы вечером у подъезда нанесли ему тяжкие физические травмы и обругали плохими словами вдобавок.

Заказчиков, как и исполнителей злодеяния, так и не нашли, хотя дело было «возбуждено».

Умосковской милиции много более важных проблем. Одни террористы, невесть отчего расплодившиеся в Москве, ни днем, ни ночью не давали покоя внутренним органам столицы.

— Не до каких-то журналистов, сующих длинный нос в чужие дела. Пусть сами беспокоятся о своей безопасности, — заметил как-то один важный чин ГУВД Москвы, который, как утверждал «Независимый лис­ток», сумел построить на свою скромную зарплату двухэтажный особняк в престижном местечке под Москвой.

 

Продолжение романа можно прочитать, заказав электронную версию журнала на нашем сайте, или оставив заявку на adm@moskvam.ru.
Стоимость номера - 50 руб. Формат - pdf.
По адресу adm@moskvam.ru можно оставить заявку на любую статью, в любом формате.
Электронный деньги:
Яндекс-деньги: 41001551573030.
Web Money: R402596226578.
Возможны различные способы оплаты.

 

 

Комментарии 1 - 0 из 0