Шапито из провинции

Сергей Георгиевич Георгиев родился в 1954 году в Нижнем Тагиле. Окончил философский факультет Уральского государственного университета им. А.М. Горького. Кандидат философских наук. Член Союза писателей Москвы.

Шапито из провинции

Номер Однажды на вечернем представлении дрессированный медведь соскочил с мотоцикла, вышел на середину арены и человечьим голосом обратился к зрителям: — Господа! Как же вам не совестно, господа! Вы радуетесь, вы смеетесь и хлопаете в ладоши, когда на ваших глазах мучают несчастных животных!.. — Вот это номер! — ахнул директор цирка. И удвоил укротителю гонорар. Поэт В одном цирке на арену в середине второго отделения выходил верблюд и нудным голосом читал стихи собственного сочинения. — Послушайте! — обязательно кричал верблюду кто-нибудь из зрителей. — Неужели вы не понимаете, что вирши плохи? — Понимаю, — спокойно отвечал верблюд. — Но и вы, господа, заметьте, пожалуйста: выступает верблюд, а не поэт! С годами к верблюду пришла известность, и однажды его стихотворение напечатали в газете. Вечером животное отказалось выходить на арену. — Если опять станут кричать, что стихи плохие, даже теперь и не знаю, что им ответить, — печально объяснил свое поведение верблюд. Волшебник За кулисы одного из цирков после представления пришел знаменитый волшебник и попросил объяснить секреты некоторых трюков. — Помилуйте, маэстро! — изумился цирковой фокусник. — Все эти вещи любой настоящий маг легко сделает гораздо лучше меня! — Конечно, — согласился чародей. — При помощи парочки самых простых волшебных заклинаний! Но в моей голове не укладывается, каким образом эти штуки получаются у вас! Мартышка В одном провинциальном цирке шел номер с мартышкой, одетой матросом. Обезьяна выходила на арену в тельняшке и бескозырке, в отутюженных широченных брюках клеш и блестящих черных ботинках. Мартышка жонглировала ложками и стаканом, уморительно плясала «Яблочко», а в конце выступления свистела на боцманской дудке. Как-то на представление пришел пожилой адмирал с женой. Мартышка сразу разглядела моряка среди зрителей, но виду не подала. Она, как всегда, с блеском доработала номер до конца, а вот после даже не пошла в душ. Обезьяна сквозь щель в занавесе долго внимательно разглядывала широкие адмиральские лампасы, фуражку с золотым «крабом» и большие сверкающие звезды на погонах... — Нет, все равно не понимаю, — после размышлений сказала мартышка сама себе. — Зачем он здесь? Добродушный с виду адмирал покатывался со смеху и то и дело пихал жену локтем в бок. — Вот когда я стану совсем старенькой и закончу выступления, в цирк я больше не приду! — махнула рукой мартышка. — Ни за что! Даже если и мне подарят потом самую красивую фуражку на свете, в цирк я не приду! Диета В цирке «Пертуччи» работал Анжело Рапиро, знаменитый на весь мир шпагоглотатель. Как-то врач порекомендовал артисту оздоровительную диету — и целый месяц бедолага довольствовался на арене исключительно неострой кухонной утварью — ложками, половниками и шумовками, — лишь изредка позволяя себе проглотить десертную вилку или крошечный перочинный ножик. Дрессировщик бутербродов Знаменитый итальянский дрессировщик Нино Варини придумал необычный номер. Три крошечных бутербродика должны были выстроиться на плоском блюде в ряд, лихо отплясать канкан, а затем под музыку один за другим прыгнуть укротителю прямо в рот. Варини долго и упорно работал с бутербродами, когда директор цирка наконец поинтересовался: — И как успехи? Танцуют и прыгают? — Нет еще, — честно отвечал Нино Варини. — Но уже хотя бы не разбегаются в разные стороны!.. Арфа Как-то на задворках передвижного цирка сидел бурый медведь и негромко играл на арфе. Случайный прохожий, увидев такую сцену, долго не мог прийти в себя. А затем схватил за рукав пробегавшего циркового служащего: — Послушайте, с таким медведем вы покорите весь мир! Служащий остановился, покосился на медведя с арфой и удивленно пожал плечами: — Да так себе артист, ничего особенного, он у нас на мотоцикле ездит... — А музыка? — еще больше оторопел прохожий. — Да просто сейчас медведям чистят клетку, — объяснил униформист. — Эту бандуру ему дали просто так, чтобы особо не нервничал. Летающие тарелки В одном испанском цирке был грандиозный номер с летающими тарелками. Сверкая разноцветными огоньками и негромко жужжа, летательные аппаратики размером со шляпу скользили буквально над головами зрителей, кувыркались в воздухе и выделывали разные потешные трюки. Номер пользовался большим успехом, пока мошенников не разоблачили. Оказалось, что все трюки с летающими тарелками — никакое не искусство, а сплошное надувательство. Директору цирка просто удалось договориться с обыкновенными марсианами — те и прилетали каждый вечер за умеренное вознаграждение. Зритель В одном цирке в самом начале вечернего представления на арене появился огромный бегемот. Он удобно уселся напротив выхода, уставился в одну точку и начал методично жевать. На арену выходили жонглеры и акробаты, веселил публику клоун, а бегемот продолжал сидеть и жевать. Наконец молодой человек в шестнадцатом ряду не выдержал и обратился к билетерше: — Простите, пожалуйста, я совершенно не понимаю, в чем смысл трюка с бегемотом! Он совершенно не нужен на арене! — Это не трюк, это зритель! — терпеливо объяснила молодому человеку билетерша. — Бегемот купил билет на представление. Или вы хотите, чтобы он сидел рядом с вами? Говорящий козел В город приехал цирк. На афише среди прочих номеров самыми крупными буквами было написано: Говорящий козел. Публика повалила валом, первое представление шло с небывалым аншлагом. Козел в программе тоже участвовал. Под барабанную дробь он вышел на арену, посмотрел на зрителей недобрым глазом, тряхнул бородой и ушел за кулисы. Цирк загудел. Достойнейшие господа повскакали с мест, начали топать ногами и кричать обидные слова в адрес администрации. Директора цирка обозвали жуликом и даже требовали обратно деньги за билеты. Под улюлюканье толпы директор цирка выбежал на арену, за ним вразвалочку шел козел. — Господа! — в наступившей вдруг странной тишине объявил директор цирка. — Вас никто не обманывал, этот козел действительно умеет говорить! Козел снова брезгливо тряхнул бородой, откашлялся и громко произнес: — Козлы! Все козлы! Ну, козлы-ы-ы! Директор цирка развел руками: — Я с большим трудом уговорил его помолчать хотя бы один вечер... Ударник В провинциальном цирке выступал дрессированный крокодил, он виртуозно играл сразу на десятке разнокалиберных барабанов. Номер имел оглушительный успех, народ ломился на представления, только чтобы увидеть удивительного крокодила. А в перерывах между выступлениями крокодил учился играть на скрипке. Дело шло туго, у крокодила никак не получалось освоить программу второго класса средней музыкальной школы — скрипка звучала уныло и фальшиво. Еще крокодил сочинял. Он понимал, что его музыка дрянь, очень мучился от этого, страдал и переживал. Так что еще неизвестно, как бы сложилась судьба несчастного крокодила, не будь частых выступлений перед публикой. Крокодил выходил на арену в ослепительном свете прожекторов и что было мочи лупил проклятые барабаны, вкладывая в каждый удар всю свою злость неудачника. Свобода Из цирка сбежал дрессированный медведь. Случилось это во время представления. Мишка ездил по арене на мотоцикле, а когда нужно было возвращаться за кулисы, он прибавил скорости, метеором пролетел мимо слоновника, вышиб задние ворота и вскоре оказался за городом. Медведь приехал в родной лес, собрал всех сородичей и громогласно объявил: — Все, братцы, свобода! Теперь я навеки с вами! — Вдохнув всей грудью терпкого лесного воздуха, беглый артист добавил: — Теперь накормите меня как следует, искупайте в ванне, после расчешите гребешком шерсть... Да, и не забудьте заправить мой мотоцикл бензином! Редкий талант В цирк пришел новый дирижер. Первой же репетицией оркестра он остался крайне недоволен. В раздражении маэстро ушел за кулисы, бормоча себе под нос: — Бездари! Случайные люди! Холодные сапожники! И вдруг замер, услышав удивительно чистую, простую, прекрасную мелодию. Если и несправедливо выражение «небесные звуки», более подходящего в тот момент цирковой дирижер не нашел. Бесшумно, на цыпочках, затаив дыхание, музыкант пошел на звуки мелодии. И увидел клоуна, который водил смычком по обыкновенной лучковой пиле. — Послушайте, вы сами не знаете, что вы есть такое! — воскликнул потрясенный дирижер, когда клоун закончил играть. — У вас невероятный, просто феноменальный талант! — Пустяки, — грустно махнул в ответ рукой клоун и отложил в сторону пилу. — Этому научила меня одна старая обезьяна. Вот она — действительно талант! Конкурсный отбор В город приехал цирк, и на всех заборах тут же появились афиши, а также заманчивые объявления следующего содержания: «Объявляется конкурсный набор в труппу! Фантастический номер с участием мышей и крыс! На просмотр приглашаются самые красивые и талантливые! Сказочные условия!» Прочитав объявление, старая мышь задумчиво заметила: — Сказочные условия — это не новость. Важнее другое: как после просмотра они поступят с не самыми красивыми и талантливыми... Грим В одном цирке выступал знаменитый клоун с лохматой черной собачонкой. Однажды перед утренним представлением клоун сделал себе сложный грим: приклеил круглый красный нос, надел растрепанный парик и густо нарумянил щеки. — Зачем вам это?! — изумился директор цирка. — Вы талантливый человек, лучший клоун, какого я видел в жизни! Зачем эти глупые парик и красный нос?! Публика и без того визжит от смеха! Клоун в ответ грустно вздохнул. — Моя собака... — объяснил он. — У Жульки появилась седина, на черном это очень заметно... Чтобы не обидеть псину, я придумал: теперь перед выходом на арену будем вместе гримироваться... Эскимо на палочке В цирке «Гляссе» был потрясающий номер: ученый крокодил жонглировал эскимо на палочках. С невероятной ловкостью он подбрасывал вверх и ловил штук тридцать пять, а то и сорок брикетов попеременно. — Как вам удалось добиться таких немыслимых результатов? — спросили как-то дрессировщика. — То ли сорок предметов, а то и все восемьдесят! Сосчитать невозможно! — Начинали мы с одной порции мороженого, — простодушно объяснил тот. — И я разрешил крокодилу во время выступления есть эскимо сколько захочет, только чтобы никто не заметил... Слон в посудной лавке В цирке славного города Мейсена давали новый аттракцион «Слон в посудной лавке». За месяц до премьеры все стены и заборы уже пестрели зазывной рекламой: «Вот это будет погром!» Публика на первое представление просто валом валила. Во втором отделении на арену вынесли стеллажи, на полках которых расставили невероятное количество великолепных и невероятно хрупких фарфоровых сервизов — обеденных и кофейных. А потом вышел огромный слон. Серый гигант молча обошел арену, так аккуратно, что ни одно блюдце на полке даже не шелохнулось. Затем слон осторожно выбрал скромную чайную пару, расплатился, забрал хоботом свою покупку и ушел за кулисы. Сначала недовольные зрители стали негодующе свистеть. А затем один за другим повскакали на арену, устроили погром и переколотили всю посуду. Сиреневая радуга Фокусник Нефедов пил чай в своей крошечной гримерной. Только что закончилось вечернее представление, публика расходилась, и за кулисами еще были слышны приглушенные голоса из фойе. В дверь негромко постучали, и, не дожидаясь приглашения, к Нефедову вошел молодой розовощекий человек, одетый дорого, но с отменным вкусом. — Мне понравилось, — заговорил незнакомец с порога. — С голубями — это у вас неплохо получается! С разноцветными платками тоже! Даже весьма недурно! — Что вам угодно? — вежливо поинтересовался фокусник. От незваного гостя пахнуло новым драпом и мужской парфюмерией. Он резким движением выдернул руку из кармана, разжал кулак и показал ладонь Нефедову: — Хотите удивиться? Нефедов кивнул, хотя собеседник его, казалось, и не ждал ответа, уверенный: все уже идет как он задумал, более того, только так и может развиваться ситуация. Незнакомец наморщил лоб, сдвинул брови и тяжелым взглядом вперился в предмет, который лежал у него на ладони. — Это маленький камешек, — сказал фокусник Нефедов. — Неподалеку от цирка ремонтируют тротуар, привезли целую кучу щебенки или гравия... Должно быть, вы подняли камешек из этой кучи? — Да, — досадливо дернул губой молодой человек. Лицо его от сильного напряжения постепенно становилось багровым, на кончике носа выступили мелкие капли пота. Камушек на раскрытой ладони вдруг мелко-мелко задрожал и медленно начал менять цвет — от грязно-серого к желтому. — Золото? — спросил Нефедов, когда гость закончил номер. — Как вы это делаете? Незнакомец легким движением словно взвесил на ладони небольшой золотой самородок, а затем небрежно бросил его в широкий карман пальто. — А вот так вот, — устало подмигнул он Нефедову и добрым голосом добавил: — Учитесь, дядя! Молодой удачливый человек похлопал циркового фокусника по плечу и, не говоря больше ни слова, ушел. Нефедов не торопясь допил зеленый чай, выключил в гримерной свет и отправился домой. Он нарочно пошел не короткой дорогой, а повернул к старому парку. Там, возле ворот, ремонтировали тротуар. Тускло светили желтые ночные фонари. В таком свете куча щебенки казалась черной. Нефедов остановился и негромко прищелкнул пальцами. Этот старый простой фокус он не повторял уже лет двадцать. Маленький камешек на вершине кучи вдруг сам собой чуть тронулся с места и покатился вниз, увлекая за собой другие камни. Куча щебня пришла в движение, а через миг каменный ручеек заблестел золотом, стекая к ногам артиста. Где-то на соседней улице задребезжал трамвай. Нефедов оглянулся, отшагнул подальше от золотой кучи, выругался вслух: — Глупец! Мальчишка! Старый цирковой пошляк! Он быстро защелкал пальцами, и золотые самородки сначала один за другим потускнели, а затем превратились в разворошенную кучу строительной щебенки. — Вот так вот, — сказал себе Нефедов. Он прошел через арочные воротца в парк, где в такой поздний час не было ни души, присел на ближайшую скамейку. Было холодно, почти по-зимнему, но снег еще не выпадал. В луже у ног Нефедова плавали осколки тонкого льда. — Еще один день прожит, — проговорил фокусник задумчиво. — Итак?.. Он потеплее закутался в шарф, подтянул на руках тонкие перчатки, еще раз оглянулся по сторонам. А затем мягко два раза хлопнул в ладоши... Сразу повалил густой, плотный снег, словно где-то в небесах прорвалась огромная пуховая подушка. Нефедов вытянул вперед руку, поймал крупную, пушистую снежинку на кончик пальца. — Не молодой уже человек, а все глупости какие-то на уме! — строго выговорил фокусник снежинке, укоризненно покачав головой. Затем он провел в воздухе рукой плавную дугу от одной скамейки к другой — и в ночном парке посреди снегопада вспыхнула крошечная сиреневая радуга. Обычные радуги, разноцветные, в полнеба, умели делать многие волшебники. И даже некоторые цирковые фокусники, из самых талантливых, тоже умели. А вот такую радугу, сиреневую, никто на свете, кроме Нефедова... * * * Знаменитый фокусник Нефедов каждый день после второго представления покупал на пятачке перед цирком пару горячих пирожков с капустой. Однажды продавщица пирожков не выдержала и сказала: — Господин Нефедов, вы такой великий артист, что, сдается мне, два пирожка с капустой могли бы с легкостью просто достать из вашей шляпы! Заодно бы и сэкономили! — Конечно, мог бы, — согласился фокусник Нефедов. — Но ваши пирожки вкуснее! * * * Однажды, о чем-то задумавшись на скамейке в парке, фокусник Нефедов свернул свежую газету кулечком, а затем из этого кулька достал бутылку марочного коньяка. Окружающие были поражены, а Нефедов, спохватившись, откупорил бутылку и брезгливо вылил все ее содержимое на траву. — Если бы вы только знали, господа, из чего я все это делаю... — ответил фокусник на немой вопрос. * * * В трамвае у фокусника Нефедова разрезали бритвой карман и стащили кошелек. — Скучная работа, — обдумывая происшествие, сам себе сказал Нефедов. — Голая техника и никакого артистизма. * * * Цирковой фокусник Нефедов придумал забавный трюк. Он брал в руки свежую газету, на глазах у публики разрезал ее на мелкие бумажки, затем эти бумажки комкал между ладонями. Из мятых газетных обрезков получались у фокусника денежные купюры разных стран, причем самого большого достоинства. Номер имел бешеный успех, но через неделю Нефедов перестал его показывать. — В чем дело? — вызвал к себе Нефедова директор цирка. — Газеты, — честно признался Нефедов. — Очень грязная работа. На пальцах остается типографская краска, которая потом долго ничем не смывается. * * * Фокусник Нефедов придумал, как превращать обыкновенные пластмассовые пуговицы в перламутровые. И даже опубликовал секрет этого трюка в детском журнале. На следующий день за кулисы цирка, потрясая свежим номером журнала, ворвался разъяренный господин и потребовал у Нефедова ответа. — Я пуговичный магнат! — кричал посетитель. — Я сделал все, как вы советовали! Мои сотрудники пытались делать то же самое! В результате — шиш! Фокусник Нефедов молча покрутил пуговицу на пальто фабриканта, и та немедленно стала из пластмассовой перламутровой. — В моем трюке нет никакого подвоха, — объяснил Нефедов. — Здесь все делается честно. — Но я... и все мы!.. Мы тщательно по нескольку раз повторяли то, что было написано в журнале! — опешил магнат. — Значит, нам все-таки чего-то не хватило? — Может быть, таланта... — развел руками фокусник. * * * Фокусника Нефедова спросили, трудно ли делать деньги из воздуха. — Это самый простой трюк из всех мне известных, — ответил иллюзионист. — То есть такому фокусу может научиться любой человек? — удивились те, кто спрашивал. — Да, — подтвердил Нефедов. — Здесь не требуется ни таланта, ни вдохновения. — Тогда научите нас! — попросили фокусника. — И мы станем делать деньги из воздуха! Фокусник Нефедов отказался. — Если все люди научатся одному только этому трюку, — объяснил он, — человечество без воздуха просто задохнется. * * * Фокусник Нефедов очень любил карточные фокусы. Однажды он долго тасовал колоду, в которой было тридцать шесть трефовых тузов, наконец вытащил бубновую семерку и ее-то объявил козырной. * * * Дома у фокусника Нефедова стояло старенькое пианино, на котором время от времени играла виртуозные пьесы дрессированная обезьяна. — Это она так, для души, — объяснял фокусник соседям. — Просто потрясающий номер! — часто говорили ему. — Вашу обезьяну-пианистку в цирке показывать, при полных аншлагах! — Я так и предполагал, — печально разводил руками Нефедов. — Но когда номер был уже готов, мы вместе с мартышкой попали на концерт настоящего музыканта... После чего позориться на людях обезьяна наотрез отказалась! * * * К фокуснику Нефедову заглянул на огонек сосед и за чашкой чая застенчиво попросил обучить его какому-нибудь несложному, но эффектному трюку. — Что-нибудь придумаем, — не смог отказать добрый фокусник. Он оглядел свою комнату и после некоторых раздумий достал из-за шкафа дамасский клинок. — Я научу вас глотать шпаги! — объяснил он. Сосед фокусника оказался человеком способным. На следующий день он уже глотал казачьи шашки и двуручные македонские мечи с такой легкостью, будто занимался этим с младенческих лет. — Спасибо, — сердечно поблагодарил сосед Нефедова. А через неделю зашел снова, при этом вид имел недовольный и даже удрученный. — Что-то случилось? — забеспокоился фокусник Нефедов. — Дома я съел все кухонные ножи! И вилки тоже съел! — объяснил сосед. — А толку?! Не пробирает совсем! * * * С женщинами отношения у фокусника Нефедова складывались сложно. Почему-то каждая новая его знакомая мечтала, чтобы на свидании иллюзионист без конца вытаскивал из рукава роскошные букеты черных роз, опавшую осеннюю листву превращал в недорогую французскую бижутерию, а воду из фонтанчика — в пенное шампанское. Подобные дешевые трюки Нефедову давно наскучили на работе, и на прощание он вытаскивал для неудавшейся невесты из кармана канарейку, а то и вовсе какую-нибудь болотную жабу. А женился Нефедов в конце концов на своей ассистентке. Та была абсолютно равнодушна к любым фокусам, а по утрам жарила яичницу с сыром в глубокой фетровой шляпе. * * * Фокусник Нефедов долго не мог разгадать секрет незатейливого с виду трюка, который показывал молодой заезжий иллюзионист. Номер пользовался у публики неизменным успехом. Совершенно случайно и достаточно неожиданно выяснилось, что артист просто дурачил зрителей: каким-то образом ему стали известны несколько колдовских заклинаний, чем он и пользовался на арене. Заклинания были так себе, Нефедов помнил их еще со школы, а вот как честно показывать злополучный фокус, он все-таки придумал... * * * Фокуснику Нефедову однажды пожаловался на жизнь знаменитый укротитель. Несколько долгих лет он потратил на создание уникального циркового аттракциона с дрессированными лягушками, а вот публика остается к этому зрелищу равнодушной! Нефедов посочувствовал приятелю и на следующем представлении ненадолго превратил всех зрителей в огромных серых жаб. Что тут началось! Дрессированные лягушки на арене немедленно забыли свои прыжки и кульбиты. Держась за животики, они катались со смеху и неприлично показывали зелеными пальцами на публику.

* * * К фокуснику Нефедову обратился директор цирка. Для заманивания зрителей он придумал одну нехитрую штуку. — Представляете, — сказал директор, — в конце представления на партер проливается дождь золотых монет! Вам по силам осуществить подобное? — Нет ничего проще, — пожал плечами Нефедов. — Но мы не можем позволить себе чрезмерных затрат! — предупредил фокусника директор цирка. — Как дорого обойдется аттракцион? — Понадобится несколько литров йода и вата для тампонов... Пожалуй, это все! Чтобы после замазать синяки и шишки зрителям, — подумав, ответил артист.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0