Тяжелые плоды

Алексей Алексеевич Шорохов — поэт, прозаик, критик, эссеист. Родился в 1973 году в городе Орле. В 1990 году поступил на филологическое отделение Орловского педагогического университета. Затем учился в Литературном инс­титуте им. А.М. Горького в Моск­ве (1993–1998) и окончил аспирантуру при нем.
Автор пяти книг стихов. В 2001 году принят в Союз писателей России. В 2004 году выбран секретарем правления Союза писателей России. Живет в Москве.


* * *
Слава Богу, слава Богу —
Боль проходит понемногу.
Ветер дует, снег идет,
В Антарктиде тает лед...
Жизнь проходит понемногу.
Все когда-нибудь пройдет.
Все когда-нибудь случится.
Всем когда-нибудь в полет.
Надо только доучиться,
И — вперед!

* * *
Д.Ильичеву
Каждый день — как по краешку бездны.
Год за годом — вперед и вперед.
Будто кто-то прямой и железный
Там, внутри, в напряженье живет;

Будто тянет протяжно и глухо,
Как открытая ветру струна,
Эту песню, что слышу вполуха,
Что кому-то на свете нужна.

Каждый день выхожу я из дому,
Будто с поезда ночью — в пургу.
И боюсь, что родных и знакомых
Сквозь метель разглядеть не смогу!

Все теряется в вихренном танце
Загустевших, как соты, минут:
Сотни лиц, переулков и станций,
Где нас, может, добром помянут.

Только кажется, что бесполезней
И быстрей все мелькает во мгле...
Мы давно уж несемся по бездне,
Как когда-то неслись по земле!


* * *

Вик. Бородиной

Душа, как сад, роняет первый цвет
И алым ветром порошит в зарю.
И только счастья — не было и нет!
А я опять о счастье говорю.

Как нет любви земной, что без конца,
Которой с детства мы уязвлены.
А есть смешные глупые сердца,
Поющие в предчувствии зимы.

И есть великих сроков череда,
Когда под знаком славы и беды
Пред тем, чтобы угаснуть навсегда,
Качает сад тяжелые плоды.


* * *
«Еще живу, и двигаюсь, и плачу,
И в злобе дней еще чего-то значу.
Пою и пью под солнцем и луной.
Еще ценю и шутку и удачу...»
Как будто жизнь отсчитывает сдачу
За ту любовь — не встреченную мной.




Предзимье
К.Самыгину

И всюду будет жизнь, как валенок без пары,
Забытый у плетня в преддверии зимы.
Куда б ты ни уплыл, какие б злые чары
Тебя ни унесли на колеснице тьмы —

Везде отыщешь кров, просевший от заботы,
Везде одни и те ж морщины на челе,
Да горький самогон, как пасынок свободы,
Да сиротливый быт, глядящий из щелей.

Но близко торжество твоей глухой равнины:
Вот-вот, еще чуть-чуть — и озарится вся
Под низкою луной, средь звездной ночи дивной,
Нездешней красотой и снегом просияв!


Норд

С.Б.

Я упал в эту осень, как с праздничной масляной горки!
Где вы, руки мои, где вы, ноги? Не чую земли!
Полной грудью вдыхал ее воздух сладчайший и горький,
И осенние листья подошвы мои замели.

Что мне делать с тобой, моя мировая отрава?
Где ты, лето мое, где вы, зимы и весны мои?
Появляется осень и ставит избранников справа.
Остальным хоть запей, хоть рыдай и напрасно моли.

Зацелован тобою до самых до рыжих отметин.
Русским викингом кличут меня, и спасибо на том.
Твой приход, как ладья, и след ее долго заметен
Средь синеющих рек, зарастающих снегом и льдом.

Я упал в эту осень, чтоб встать в полный рост в эту зиму.
Нашим женам варить твоих листьев сладчайшую падь.
Отплывает ладья — чьи-то души валькирии примут.
Ну а нам еще год у причалов заснеженных ждать.


* * *

В.Юдину

Все грустней, мой друг, все интересней
Этой жизни искренний финал.
Хорошо б ее, конечно, — песней!
А потом бы можно и в пенал.

Ведь неважно, сколько пишет ручка —
Целый месяц или уйму лет.
Важно, что таила эта штучка,
Важно — написалось или нет.


Ночной пожар

Ген. Полякову

Тьма за окнами — тьма, а не марево
Беспокойных больших городов.
И огромное страшное зарево
Средь ночных неподвижных снегов.

С каждым шагом тревожнее дышится,
С каждым метром — навстречу беде.
Вот сирена пожарная слышится,
Вот промчались... Но где это, где?

Ничего не видать за деревьями!
И зачем мы оставили дом
И бредем нежилыми деревнями
По дороге, покрывшейся льдом?

Что нас выгнало в поле с товарищем?
Что мы ищем в морозной ночи?
Вот проходим с опаской над кладбищем,
Где могилы неведомо чьи.

Все тревожные мысли проносятся.
— Боже правый, прости, не суди!
И лишь пламя до неба возносится,
Как молитва из грешной груди.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0