ЛАУРЕАТЫ III ВСЕРОССИЙСКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ФЕСТИВАЛЯ-КОНКУРСА «ПОЭЗИЯ РУССКОГО СЛОВА» В НОМИНАЦИИ «ПОЭЗИЯ»


ПЕШКОВА Светлана,
 г. Липецк. Гран-при конкурса «Поэзия русского слова».

МОЙ ЧЕЛОВЕК

Однажды всё пошло не так: с петель слетела дверца,
Сломался стул, сгорел утюг, закапала вода.
Но вдруг случайный человек зашёл в мой дом погреться,
Сказал – на чай, сказал – на час. Остался навсегда.
Он знал секреты всех вещей и ладил с ними просто,
А вещи слушались его, как доброго врача.
Он жил легко – не упрекал, не задавал вопросов,
Читал стихи по вечерам. И сказки – по ночам.
А там всегда: принцесса, принц, загадочная встреча,
Она – в темнице, он – герой, спасал её в беде.
Сначала – бой, а после – бал. И пир горой, конечно.
И смерть не помнила сто лет, в какой являться день.
...Мой человек спасал меня от грусти и от скуки,
Резные ставни мастерил, сажал в саду жасмин.
Он взял собаку, дом, меня в свои большие руки,
Чтоб нас избавить от невзгод, пока мы рядом с ним.
Однажды всё пошло не так: завыла наша псина,
Часы затихли, замер дом и выдохнул: беда!
Мой человек сказал:
- Пойду…
- Надолго? - я спросила.
И мне на ухо тишина шепнула: навсегда…

ТАМ, ГДЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ СВОБОДА

что со мной? мне снова это снится:
плавится на речке чёрный лёд,
голодом измученная птица
зёрнышки проросшие клюёт.
небо натянуло полог ветхий,
облако раскрыло злую пасть.
я – птенец, сижу на тонкой ветке
и боюсь сорваться и упасть.
страх растёт, меня не держат крылья,
но душа пускается в полёт…
падает по букве в степь ковылью
имя безымянное моё.
если жизнь проводишь в тесной клетке,
многое стараешься забыть.
я бываю птицей слишком редко.
а зачем? согрет, обласкан, сыт.
мне досталась клетка золотая,
с башенкой, увенчанной звездой.
но во сне я истово латаю
старое дырявое гнездо.
…чибис прилетит из дальней дали,
"чьи вы, чьи вы" звонко пропоёт,
выклюет по крошке из проталин
имя безымянное моё.

В ЛОВУШКЕ

Я стала тебя понимать, охотник,
ты сам, словно жалкий зверь.
…Усталой волчицей зима уходит,
крадётся щенок-апрель.
Разинуты рты ледяных ловушек,
и дышит из них земля.
Выходишь из дома капель послушать,
рассыпчатый снег помять,
потрогать лучи – хорошо ли греют.
Ломаешь тяжёлый наст,
считая, что сможешь теперь быстрее
в брусничную глушь попасть.
Тебе словно логово – мир таёжный,
там нюх у тебя острей.
В опавшую хвою врастаешь кожей,
сжигаешь печаль в костре.
А здесь ты – в ловушке и воешь зверем,
лампада тебе – луна.
Считаешь шаги от окна до двери,
от двери и до окна.
Я всё понимаю. Да Бог с тобою...
Беги от меня, беги!
Тебя провожу и сама завою.
И буду считать шаги.

В МОЕЙ СТРАНЕ ЗИМА

Повешу флаг из белой простыни.
Ну, что стоишь, за краешки тяни!
Прости, что на шелка мы не богаты.
В моей стране зима и снегопады.
Душевный климат сделался иным,
Эдемские сады заметены…
Вот только про любовь, прошу, не надо.
Слова твои до глупости просты.
Смотри, покрылись инеем кусты,
И кажется, что им совсем не больно.
В церквушке праздник – радостный, престольный.
Но мне туда пойти мешает стыд.
Морозно нынче. Белый флаг застыл
И стал похож на смятый треугольник.
Рябины кисть ненужной буквой ять
Упала в снег. И мне б её поднять,
Чтоб ягоды скормить синичьей стае.
Бесстыжий ветер, изредка вздыхая,
На чучеле игриво треплет прядь
И ластится. Но чучелу плевать,
Оно сгореть на радость всем мечтает.
Ты можешь прокричать себе «ура!»
И праздновать. Но ты ведь не дурак –
В моей стране, заснеженной и нищей,
Никто от зим спасения не ищет,
Привычно доживая без тепла…
Покаюсь, от стыда сгорев дотла.
А ты внесёшь свой флаг на пепелище.

НЕСЕКРЕТНЫЙ ГРУЗ

Пора домой. Сегодня раньше встану.
Прощай, прощай, моя смешная грусть!
Я мысленно пакую чемоданы:
Футболка, свитер – всё моё приданое.
Но я везу куда ценнее груз:
Чужую речь, картинный вид с балкона,
Базарный шум, безумие коррид,
Покой камней, слезу святой Мадонны –
Что было на земле во время оно
И что ещё изведать предстоит.
Кладу в багаж кораллы и ракушки,
Вечерний бориз, пещерный древний храм,
Вино дождей, луны лаваш надкушенный.
А старый зонт, тяжёлый и ненужный,
За просто так кому-нибудь отдам.
Свои трофеи выставлю на полку –
Мне яркость их не сможет надоесть,
Но станет волновать ночами долгими,
Будить азарт, баюкать чувство долга,
Внушать «охоту к перемене мест».
Сегодня, знаю, спросит на таможне,
Листая паспорт, бдительный сеньор:
– Мы Ваш багаж проверим, если можно?
– Конечно, только будьте осторожны –
Там сильный шторм и пики снежных гор.



ПАЛИЕВА Зинаида,
г. Анапа. II место категория «Мастер».

КАМЕШКИ НА ЛАДОНЯХ

Стихи о любви 2014 - 2017г.г.

Заблудилась в пространстве и времени,
Позабыла и сон, и покой.
Мне цыганка из дикого племени
Помахала приветно рукой.
И с тех пор все хожу неприкаянно,
Сотворяю кумиров, а зря,
То ль сестра многогрешного Каина,
То ли дочь Соломона-царя…

ВЫ – МОЙ ТИХИЙ ОКЕАН

Тупиковый вариант. Беспросветность.
Вы мой Тихий океан, Ваша светлость!
Не изучен он никем. Не измерен.
Золотой ларец – на дне. Ключ потерян.
Замираю в ожидании чуда.
Дует ветер – в никуда, ниоткуда.
И сбывается простая примета:
Если кончилась зима – будет лето!

СЕВЕРНЫЙ УРАЛ – АНАПА

Какое счастье – рухнуть на бревно
Или напиться из ближайшей лужи!
И вдруг понять, кто больше жизни нужен
И кто с тобою будет заодно.
Какая мука - засыпать одной
В кровати, что служила брачным ложе!
Иль босиком брести в пыли дорожной
На станцию с названием Покой.

АНАПА. ВЫСОКИЙ БЕРЕГ.

Постепенно тебя хороню.
Не спеша. С расстановкой и толком.
Мне бы выть на луну серым волком,
Я же - радуюсь новому дню!
Лижет берег морская волна,
Горизонт кораблями усеян.
Ты зачёркнут, отринут, потерян.
Я, как чайка над морем, вольна!
Отчего же предвестьем беды
Сердце бьётся и рвется наружу?
Я в сибирскую лютую стужу
Так не зябла, как здесь, у воды…

ТЫ СНИШЬСЯ МНЕ

Ты снишься мне. Печали и тревоги –
Всё позади. Всё поросло быльем.
Однажды поманившие дороги
Проторены. И заколочен дом.
Так суждено: простились мы навеки,
И тени нет сомненья на челе.
Всё кончено. Но стоит смежить веки -
Ты снишься мне. Ты снова снишься мне.

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО БЫВШИХ ЖЁН

Не проходите мимо бывших жен,
На свете не бывает бывших связей,
И каждый миг так с будущим увязан,
Как будто в вечности запечатлен…
На ветер не бросайте горьких слов,
Они к вам неизбежно возвратятся,
Как бумеранг, играющий с пространством,
Протянутся из самых вещих снов…
Не расставайтесь с теми, кто любил,
И ненавидел, и просил пощады.
О. никому бросать «Прощай!» не надо –
Кто правым был и кто неправым был…
Не расставайтесь с теми, кто любил!

МОЙ ГОСТЬ НОЧНОЙ

Мой гость ночной, мой странный визитер,
Как тайну, разгадать тебя пытаюсь.
Но я напрасно этой мукой маюсь,
Зачем мне знать, ты прост или хитер?
Рассвет забрезжит. Звук твоих шагов
Растает на безлюдном тротуаре.
Я у окна в поникшем пеньюаре
Припоминаю строчки из стихов…
Ты оглянешься и взмахнешь рукой.
Душа болит и просится вдогонку.
Всплакну, как сумасбродная девчонка,
И прокляну постылый свой покой!

ВОЗРАСТ ДО ЖИТИЯ

Этот грустный период дожития!
Обнуляемся, как ни крути.
Позади и любовь, и открытия,
Луч надежды, замри, не свети!
И друзья разбрелись по обочинам,
И родни не видать, не слыхать.
Не напрасно цыганка пророчила,
Что придется одной куковать.
Но кукушка, Кассандра пернатая,
Всем наветам людским вопреки
Вдруг отмерила жизни – лопатою!
Щедрым жестом. У стылой реки.



ТАТЬЯНА ЕФИМОВА
г. Анапа

ПЕРЕВОДЫ


ВОЛЬГА НІКІЦЕНКА, Беларусь
(ЧАЙКІ )

ЧАЙКИ

Казалось - это образы из сна,
Но жизнь и не такое предлагала,  
Старушка из больничного окна,
Рукой дрожащей чаек угощала.
Кусочки им бросала не спеша,
Как бусины, цветного ожерелья,
А чайки громко крыльями шурша,
Толкались и кричали оголтело.
Смотрела я - но не могла понять,
С чего в груди так неуютно стало -
Душа старушки трепетна, светла,
С надеждой вслед за стаей улетала.


АРКАДЗЬ КУЛЯШОЎ, Беларусь
(ПРА ВОСЕНЬ)

ПРО ОСЕНЬ

Разлетелись певцы, стихли летние трели,
Когда осень пришла, тихо стало в лесу,
И как свечи, в багрянце, пылают деревья,
Провожая тепло, вспоминая весну.
Там, где осень идёт, лес тенистый редеет,
Из-за елей вершин тучи низко плывут,
Чуя грозный норд-ост листья, спорить не смея,
Облетают с ветвей как прощальный салют.
Только я жизнелюб, не поддался тревоге,
Проводя лето прочь, на поминках весны -
Встану древом лесным, у зимы на пороге,
Что листву сохранило всему вопреки.
Я растил их с весны, до весны укрываю,
Не отдал их в дороге на откуп ветрам,
Дружным шелестом, новый свой май повстречаю,
И с единственной просьбой взмолюсь  к небесам.
- Ты откликнись весна, птицей мне из-за речки,
Дай почувствовать пульс моей милой земли,
И каштанов своих, негасимые свечи,
Над моей отшумевшей весной запали.


МАРИНА  КАПЫЦА

ОБВЕТШАЛОЕ ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

Не соловушкина трель
 Уши балует,
А признание в любви
 обветшалое.

Долго шло ко мне оно
 Через тернии.
 "Видно, было суждено
 Нам, наверное,
Буйну молодость прожить
 по отдельности.
Да с другими разделить
 Бремя бренности,
Чтоб под старость осознать:
Неделимы мы.
Как подушка и кровать
 Совместимы мы" -
Так, развёвшись, напевал
 бывший миленький.
сокрушался, что не дал
 Мне фамилию.

Не соловушкина песнь
 Уши радует.
Это в уши дребедень
 Воском капает.

ВОСКРЕСНАЯ КАРТИНА

Укрылись за громадою фасада
 От мелочной житейской суеты.
Снаружи завывает серенада,
Которую поют для нас коты.

Заглядывает в окна, как лазутчик,
Не в меру любопытный ротозей —
Проворный предзакатный солнца лучик,
Свидетель безмятежности моей.

Укуталась в тебя, как в одеяло,
Подушке предпочла твоё плечо.
И вечность всё былое обнуляла,
Чтоб с этого мгновенья взять отсчёт.


АШОТ СААРЯН

ВИНОГРАД


Как много лет прошло с тех пор,
Когда я в райский сад
Сошёл однажды с дальних гор,
Чтоб срезать виноград.
Он был невиданно красив,
Лоза была в мой рост.
Войдя в заманчивый массив,
Сорвал большую гроздь.
А после, вовсе осмелев,
Нарезал, сколько мог.
Я чувствовал себя, как лев,
Как виноградный Бог.

И вот вам истины зерно:
Чтоб соки сохранить,
Я сделал чудное вино,
И пристрастился пить.
Чуть было пьяницей не стал,
Стараясь пить до дна.
На днях спустился я в подвал,
Но не нашёл вина.
Его хватило бы на век,
Закончилось не в срок –
Тайком случайный человек
Украл пьянящий сок.
Я был до боли возмущён,
Но, вскоре, протрезвев,
Решил: пускай сопьётся он, –
И погасил свой гнев.
Зачем, скажите, горевать,
Когда под боком сад?
Я ведь могу ещё сорвать
Янтарный виноград!


АНДРЕЙ ГУРАНОВ

А ЕСЛИ Б НЕ БЫЛО ТЕБЯ

А если б не было тебя,
Меня пилила бы  другая,
По-свойски, страстно теребя,
Моля, лелея и ругая.

Она прильнула бы ко мне,
Нацелив сладостно ножовку,
И днём, и ночью в тишине,
Туда-сюда – зубами щёлкнув.

Ещё,  минуту улучив,
Она б меня уже сверлила,
Все тот же вновь включив мотив:
Чудак! А я тебя любила!

Потом, рубанок наточив,
Она б меня ещё строгала,
Весьма резонно заключив:
Пилить-сверлить, пожалуй, мало!

Вот так, и ночью, и средь дня
Мне бы не знать пути иного!
А если б не было меня?
Она пилила бы другого!


СХОЖЕСТЬ

« Ален Делон не пьет одеколон»
(из песни группы «Наутилус Помпилиус»)


Похож я чем-то на Делона,
И хоть, конечно, я — не он,
Совсем не пью одеколона,
Мне не идёт одеколон.
Обидеться Ален не вправе,
наоборот — спасибо Славе!

ВДРУГ

Мы с нею виделись чуть-чуть, но чем-то ж я судьбе обязан?
О, как была прелестна грудь! Как мило был пупок завязан!
Не о любовной встрече речь! Мы не были знакомы даже!
Песок её касался плеч, а я... гулял себе по пляжу...
Налево — солнце над волною, направо — над горами лес.
И вдруг явились предо мною одновременно: top и less.