Серов Юрий. «Север»

«Север»

Упав на диван не снимая пальто,
Уставший от пробок и гула,
Который раз за год почувствовал, что
На Север меня потянуло.

С обрыва скалы любоваться тайгой -
Суровой, бескрайней природой,
Способной вернуть мне душевный покой
И дать надышаться свободой.

И там, в тишине, на отвесной скале,
Мечтать, наслаждаясь ненастьем,
В единственном крае на этой земле,
Меня наполняющем счастьем.

Проведать карелов, поморов, зырян -
Отзывчивых, добрых хозяев -
Свободных людей, простодушных мирян,
Не терпящих лжи и лентяев.

Напечь под преданья о племени Чудь
Калиток с толченой картошкой,
И в душном болоте собрать по чуть-чуть
Брусники с янтарной морошкой.

А в ночь накануне отъезда домой
Смотреть, затаивши дыханье,
На то, как бушует, горит надо мной
Зеленым пожаром сиянье.

Упав на диван не снимая пальто,
Уставший от пробок и гула,
Который раз за год почувствовал, что
На Север меня потянуло.

«Лазарь»

Я возвратился назад,
Ад
Покинув по воли Христа.
Стал
Одним из последних чудес -
Умерший воскрес!

Где нет надежды, любви
И
Стенания, ропот во тьме,
Где
Не виден божественный свет
Меня больше нет.

Как дальше жить не пойму:
Му-
Чительно думать о всех
Тех,
Кто так и будет в аду.
Я же…снова живу…

«Морозное утро. Конец декабря...»

Морозное утро. Конец декабря.
У входа на Трубную людно.
Толкаются люди, ворча, матеря
Друг друга, но мне абсолютно

Нет дела сейчас до озлобленных толп,
Подвластных расшатанным нервам.
Топчась, я смотрю на воздвигнутый столп
Погибшим милиционерам.

Утопленные барельефы в гранит,
Колонна, на ней покровитель
Защитников правопорядка стоит -
Отважный мой ангел-хранитель.

С поверженным змеем смотрю на него,
Под волны мурашек по коже,
Стараясь объять, безуспешно, всего
Слезящимся взглядом. Похоже

Мне слез не унять и себя не согреть
Топтанием — всё бестолково…
Но я продолжаю упрямо смотреть
На бронзовый образ святого!


«Вопрос без ответа»

На поминках дяди Пети
Во весь зал накрыт был стол.
Мама, жёны, тёща, дети,
Даже брат, и тот пришёл.

За весь день сказали много
Скорбных, искренних речей.
Вспоминали часто Бога,
Говорили про врачей.

И подвластные недугу,
Называемому боль,
Соболезнуя друг другу,
Принимали алкоголь.

……………………………….

Под конец мероприятия
Молодежь пошла курить,
Дяди Петиного зятя
Чёрт там дёрнул пошутить.

Вспоминать сегодня тошно,
Что никто не пристыдил,
Не сказал, мол: «Что несёшь то,
Накидавшийся дебил?»

Получалось, в этикете
Смысла не было уже.
Пьяным детям дяди Пети
Фарс пришёлся по душе.

И скорбящие потомки
Улыбаясь, разошлись.
Думал я стоя в сторонке:
«Нахера дана нам жизнь?»

«Я врос в штормовку насовсем...»

Я врос в штормовку насовсем
И никогда не стану прежним.
В ушах играет «Перемен»,
А позади темнеет снежник.

Ботинки, сношенные мной,
Неспешно впитывают воду,
Но я как ландыш луговой -
Люблю дождливую погоду.

Забыв про холод, хромоту,
Я навсегда запомню горы.
Их неземную красоту,
Рассветы, вольные просторы.

И вспоминать не прекращу,
Как жизнь доверив ледорубу,
Я осознал, что жить хочу,
А значит, непременно буду!








Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0