Дана Курская. Чарка



Так кружится над шпилем туча ос,
Как всё вокруг меня теперь вершится.
И черный конь
Стремится под откос,
Где пахнет упоительно душицей,

Цветущим иван-чаем и смолой,
Дурман-травой и бронзовым левкоем,
И солнце диск качает золотой
Перед глазами.
И таким покоем

Всё дышит,
Что невольно хочешь спать,
Закрыть глаза и верить, что когда-то
Всё это было. Время крутит вспять
Века и вехи, времена и даты...

Так Петр Второй хлебнул из чарки свет
И в Горенки уехал к Долгоруким
К Meine Lieblin gskönigin Елисавет.
К борзым щенкам,
а также прочим сукам.

Ему хмельно.
Он падает в овраг.
И между пальцев царственных песчинкой
Блестит Россия.
Чутко дремлет враг.
И ветер тяжко стонет над лощинкой.

Ему смешно.
Он знает, что на дне
Любой реки,
Любой петровой чарки
Таится то,
Что лишь ему и мне
В подлунном мире кажется подарком.

Ни чертов трон, ни призраков дворца,
Ни рож — что сплошь шакалы и ехидны,
Ни кости деда, и ни кровь отца
Ему отсель, из Горенок не видно.

И мне не видно.
Чарку до краев —
В себя,
Чтоб стать на два часа бескрайней.
А Петр накормит хлебом воробьев
И голубей,
И он покажет рай мне,

В который тоже
после попадет,
Когда болезнь пройдет,
и лоб остынет
Всему придет однажды свой черед,
И Петр Второй, не чокаясь, допьет.
И водка из упавшей чарки хлынет.








Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0