Стефания Данилова. Вчетвером



Вчетвером

Моя Любовь говорит негромко. Но слышен стекольный звон.
Она привыкла стоять в сторонке, когда её гонят вон.
Она не плачет в рукав, когда на неё орёт адресат.
По самым наипоследним данным, она не пойдёт назад,
как бы ни гнали её оттуда, где она видит Дом.
Моя Любовь говорит: "Не буду откладывать на потом".
Она отпивает из всех бутылок, поэтому так честна.
За ней след в след и дыша в затылок, вступает в права Весна.

Моя Надежда, как дошколёнок, не пишет ещё слова.
Она в зелёном для всех влюблённых пребудет всегда жива.
Ее забрасывали камнями тысячи тысяч лет,
в ночи бежали за ней с огнями, и все потеряли след.
Из всех возможных горячих точек натравливали собак,
собаки их растерзали в клочья с улыбкою на зубах.
Пойдет, конечно, за ней по следу ещё не один злодей.
Моя Надежда умрёт последней, последней из всех людей.

А Вера крепче меня в три раза и старше своих сестёр.
У Веры три разноцветных глаза и каждый из них остёр.
Она вытаскивает меня из всей моей черноты.
Когда мои взгляды на жизнь менялись и были глаза пусты,
когда голоса заменяло эхо, страшнейшее на Земле,
молчало всё — от стиха до смеха, от первого до после...
Когда сказавший, что время лечит, мне, оказалось, врёт,
то Вера взваливала на плечи меня и несла вперёд.

Моя Любовь не придёт, наверно... Она на краю Земли.
Я вновь лежу на плече у Веры.
Надежда стоит вдали.
Ее зелёное платье флагом вздымается на ветру.
Сегодня я зарекаюсь плакать.
Сегодня я не умру.

Сегодня будет длиною в Вечность и качеством в 10 D.
Нам не страшна никакая нечисть, живущая впереди.

Любовь идёт ко мне отовсюду, со всех четырёх сторон,
в пустых ладонях сверкает Чудо.

Мы справимся вчетвером.


Старый Дом

Я хочу с тобой познакомиться, старый дом.
Пить из чашек твоих и спать на твоей постели.
Запах старого фонда сильнее пьянит, чем ром,
а из окон твоих не так и страшны метели.

Не любитель гостей, выделяешь меня в толпе,
обращаешься, как отец лишь сумел бы к дочке.
Быть бессовестно ближней каждому, кто в тебе,
быть влюбленной в них вместе, а не поодиночке.

Я не буду сбегать в полуночный беспредел,
возвращаясь под утро, не буду водить мерзавцев,
чтобы ты потолком от курева не седел,
я хочу в тебе быть, а не просто тебе казаться.

Из углов — тени мёртвых, из шкафа — скелеты прочь!
Будет каждый сервиз к ладоням моим податлив.
Чтобы ты предо мной свой страх сумел превозмочь,
я в тебе поселю симфонию красных платьев.

А когда мне пространство с временем станут жать
так, что я окажусь у порога, полуживая,
пригласи меня жить. Покажи, как в тебе дышать,
на полуслове отказа перебивая.








Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0