Владислав Вериго. Взболтали кофе черной ночи...



Взболтали кофе черной ночи.
Белеют лунные рога,
Как будто вылепили сочень
Из жирной массы четверга.

Несется ветер. Крик дурацкий
Хмельные глотки разорвал.
Как Лес в «Улитке...» у Стругацких —
Клоака, чудаки, Урал...

Цена на медь, конечно, в росте.
Руби ж сосенки, мать твою!
Здесь будет ров, а наши кости
Придут и сядут на краю.

Медь, золото и сталь. Усталость....
Забили, словно жизнь в трубу.
Так заговор двух-трех металлов
Решил сосновую судьбу.

Ночь, черный кофе... Очень просто
Внесли два чемодана вверх.
Идет война — худых и толстых.
На человека — человек.

Ноябрьские алеют звезды,
Пока что — вьюги и мороз.
Идет война — за спертый воздух,
За колчедан и купорос!

Примчался пес, облезлый, тощий —
Сбежавший от семьи Улисс.
При фарах прошуршала роща
Лохматой хвоею кулис.

Когда карьера — лишь ошейник,
Сидишь и пьешь коньяк с перье.
И бесконечное движенье.
И вниз, и вширь растет карьер.

Голодный вой, пустырь, помои...
Пес где-то что-то раскопал.
Как написал Уильям Моэм:
«Луна и грош». Все — про Урал.

Среди навоза и хаоса
Жив фараон! Во лбу — коралл.
С хрустящей поступью Хеопса
Он стройплощадку измерял.


Владислав Юрьевич Вериго. Журналист. Челябинск.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0