Николай Манацков. Баллада о Неизвестном Солдате



Я в том бою остался,                           
                                     стоя
в окопе линии передней —                                                                                     
засыпанный сырой землёю,                     
пронзённый пулею.                                 
                                    Последней…                                                                                                                                        
      
И захороненный без гроба,
солдатских почестей и славы —         
шагну сегодня из раскопа                                 
навстречу отблескам кровавым.

Там,

           на краю его отвесном —
скажу во имя тех, кто пали:            
за неизвестных и известных,                              
чьё имя вписано в скрижали.                         

За тех, кто из траншеи смятой,
с запёкшимися в кровь губами,                                
зажав последнюю гранату —    
вставал,
                 рванув кольцо зубами.               

Под Безымянной высотою                              
стоявших насмерть плотным тромбом,
прикрыв рубеж от танков с воем
в пыли
                   на Ost
                                   идущих
                                                     ромбом —
бойцов безусого комбата,                                  
наркомовской хлебнувших водки,                                                
в лучах багрового заката                              
им бившим в лоб —                                                   
                                    прямой наводкой.
                         
Раскисшие  аэродромы:                                          
На них с пустым боезапасом                                    
и в баках ноль — тянули к дому
ещё зелёные, но асы.                                                                                                                  
Порой, механики встречали             
израненные самолёты,
не зная то, что их сажали
«на брюхо» —
                     мёртвыми
                                       пилоты.

   Да,
          это мы от Сталинграда,
в борьбе с фашистскою чумою                     
сметая на пути преграды,                                              
пошли на Запад той зимою. 
                                             
Неся заветную свободу,    
к врагу не ведая пощады,
мы просто делали работу,
взамен не требуя награды.                                                   

Освобожденная Европа —
     цветы
                     бросала нам под танки:
в любой стране есть мой Некрополь,               
однополчан лежат останки.


Я той Войны остался  болью
Незримой, как бы  неуместной,                                                                                          
став для неё на ранах солью,                                                                           
вошедший в память —                                                
                                       Неизвестным.                  
                                                                                
                                                                                                              

Траншей заросшие распилы
и тишина над полем боя…
За что же братские могилы
повсюду лишены покоя?                                                                                                                                                  
Где прЕдали — теперь предАли,               
а ныне вовсе забывают,                
и те, кого освобождали,
наш прах злорадно попирают.               

Но, опалённых жаром адским
погост потомков заклинает:
не потревожьте сон солдатский,
и пусть никто не помышляет
им, утомлённым канонадой   
и грозным рокотом «Катюши»,
приют последний, как награду
и сон заслуженный нарушить.                                                                                                                                                     
                                                                                                                                              
А там, далече: в Трептов-парке —
где плиты скорбные рядами,         
огонь пылает Вечный, жаркий,
от той Войны зажжённый нами —                                                                           
напоминанием вандалам                                       
    Солдат из бронзы встал,      
                                          отлитый    
с мечом,
                    опущенным устало          
в обломки свастики разбитой.
                  
Без каски: не герой воспетый,
а от сохи - мужик рязанский         
застыл                                                
               навечно
                                     над Планетой                                                            
с спасённой девочкой германской...                                                      
                                                
…Я в той Войне остался,
                                           злою

в огне кинжальном, перекрестном

пробитый пулею шальною,
на обелисках —
                                невоскресным.                                                                                                      
Мне бронь в Раю
                                и место свято,               
но райской кущи не достоин,                  
пока
             последнего Солдата
печальный прах не упокоен.

Я всё ещё  в окопе,                                             
                                       строя                           
не сбив на рубеже забытом,                                     
сражённый на исходе боя,
в последний день войны —
                                                убитый.                                     
                                                                                                            
Фанерка с надписью заветной                
была б Победным мне раскатом:                   
  Пехоты,   
                   Гвардии…                                           
                                         посмертно…      
Погибший в Мае,   в  45-ом.








Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0