Алексис. Осень в крови



Осень в крови

Осень в крови: в каждой клетке усталого тела
Винный огонь шелестящих над нами осин,
Времени нет; беспокойная жизнь облетела,
Съеден зарей заржавевшей луны апельсин.

Шёпот извне; только голос почти незнакомый,
Стёрты слова, как узор на изгибе листа,
Кто ты, зачем? Чуть касаясь руки невесомой,
Снова молчишь — за тебя говорит пустота...

Осень в крови: на морозе краснеет рябина,
В серых глазах затаилась дождливая хмарь,
Запах травы за спиной отдаёт капучино,
Тенью двойной накрывает дорогу фонарь...

Кто ты, скажи, непрерывно идущий по следу!
Выжженный парк безответно встречает меня,
Шелест осин разбавляет немую беседу
С кем-то другим, из вчерашнего века и дня.

Стрелки часов раскололи окно циферблата,
И — тишина, бесполезно, зови — не зови,
Кружится лист — в парусиновых тучах заплата,
Тонет золой бесконечная осень в крови...


Купальская Русь

Резеда, подорожник, купава,
Зверобой на отлоге холма,
По лугам, по некошеным травам
Васильковая вьётся тесьма.

Постоим: ни к чему торопиться,
Подминая сохой лебеду;
Замечталась Заря–Заряница,
Расплетая рогоз на пруду.

То не ветер гуляет по плёсу,
Не орешник тоскует в глуши —
Зеленеют русалочьи косы,
Завлекают играть в камыши…

Дремлет месяц; туман по оврагам
Загустел — хоть ватрушки пеки!
И звенит под раскинутым стягом
Заунывный напев от реки…

На душе — широко и привольно
Выйду в поле — земле поклонюсь,
Пой да славься, живи на раздолье,
Колдовская, купальская Русь!


Записки из Города Мёртвых

Серые хлопья — на крышах, в глазах, на ладонях;
Прах в волосах, заметённые пеплом дома.
Снежной дорогой позёмка блуждает спросонья,
В пекле заката из окон рождается тьма.

Холод вцепляется в корни обугленных клёнов,
Ведьма-рябина горит на морозном костре,
Узкие улицы полнятся горестным стоном,
Ветер крадёт бесполезный огонь фонарей.

Духи роятся в прорехах заброшенных зданий,
Бывшие пленники ныне разрушенных плит.
Волны времён размывают непрочный фундамент
Ветхих костей, замурованных в теле земли.

Призраки плачут, бессмысленно бьются в метели:
Их забывают, им некуда больше идти!
Ангелы, бесы, примите пропащие тени —
В Городе Мёртвых на всех не хватает квартир.

Мир не бессмертен, века рассыпаются пеплом,
Близость падения медленно сводит с ума…
Снежные хлопья летят в раскалённое пекло,
В Городе Мёртвых опять наступила зима…


Алексис

Наталья Владимировна Леонтьева (официальный литературный псевдоним — Алексис). Родилась в г. Удомля Тверской области. 28 лет. Член творческого объединения "Струны души" (с 2007 года), член «Содружества литераторов Верхневолжья» (с 2016 года). Первое стихотворение написала в своём детском дневнике, 3 августа 1995 года, в возрасте 5-и лет и 9 месяцев. С тех пор не расстаётся с Музой.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0