Миссия Тарантино

Владимир Леонидович Любовский родился в 1960 году во Львове. Воспитывался дедом, героем Второй мировой, учился в Казани, работал во многих театрах страны, в том числе и московских, снимался в кино, в том числе у знаменитых режиссеров, таких как Досталь, Хотиненко, Быков. Участник  международных театральных фестивалей.

Посвящается Нате Чупиной

Когда вышел мой роман в одном столичном журнале, конечно, в сокращенном виде, ибо никто не решался напечатать его весь, вдруг умерла моя прежняя хозяйка, и я оказался на улице.Тут я понял, что нужен был только ей и еще кучке агентов, которые считали, что оказывают мне честь, давая небольшие роли разного отребья в куче сериального хлама, представляющего русское кино. Оказавшись в месте пониже спины в один прекрасный денек и болтаясь в поисках пристанища по Москве, я попал в библиотеке на лекцию одного критика, в которой он рассказывал о тонкостях американской режиссуры постмодернизма, и наткнулся на свою новую будущую хозяйку, которая была мне послана как якорь спасения в этом бурном океане неудач, так как киношная работа явно пошла на убыль по не зависящим от нас причинам – денег на кино стало совсем немного и сьемки медленно сходили на нет.

И тут появилась моя новая благотворительница, бывшая на лекции, – весьма нагловатая особа неопределенного возраста и неуемной энергии, которая объявила, что я немедленно должен переехать к ней.

Я был несколько шокирован ее напором и когда поинтересовался, откуда такие мысли, она объявила, что читала мой роман и у нее есть идеи; правда, в чем они заключаются – осталось загадкой.

И вот я оказался в ее квартире и понял зачем – ее голова была забита разнообразными тараканами, которые дрались в ее голове и рвались на волю – нахальство ее беспредельное требовало действий, и она объявила, что я незаслуженно затираюсь в этом гребаном кино и поэтому должен написать себе сценарий и сыграть в своем кино, а помочь должен был святой дух, который спуститься на землю, как только я на это решусь.

Я, конечно, в глубине души тоже так считал, однако претензий на этот счет не высказывал никому – кругом полно бездарных бездарей, но факта образования, дипломов, связей, в том числе родственных, никто не отменял.

И вот я соглашался с ней вслух, но в идею эту не верил и филонил по–разному, лишь бы не заниматься всякой фигней.

Я всячески откладывал написание этого опуса, долженствующего прославить меня, – не хотел я этого особо. Но вот от денег не отказался бы.

Не верил я в эту всю идею, что кому-то нужен как сценарист, который способен поднять русское кино, да и надобности в этом не видел никакой, тем более не питал надежду получить денег под проект.

Но тараканы, бушевавшие в голове у моей визави, вылезали по ночам и с шумом топали, пытаясь проникнуть в мои мозги и поселиться там окончательно.

Выяснилось, что она окончила режиссерские курсы у одного модного режиссера и была в свои годы полна творческих планов. Более того, она была продюсером и единственной актрисой собственного проекта одного гениального, но пока никому неизвестного режиссера, который бросил ее на пике съемочного процесса ввиду душевной и физической болезни. Некоторые снятые кадры она мне показала… где она, обнаженная, погружаясь в ванну, пробовала утопить себя, о!

Ее экстравагантный режиссер был, что называется, нововером – бегал по полям и лугам с Перуном, Велесом и Даждьбогом. Я, как бунтарь и анархист, приветствую такие эксперименты, но ровно до тех пор, пока они не приводят к агрессии – а у них ее было навалом: виновником всех бед они считали православие и ненавидели распятого Христа так, как налогового инспектора, который принес им иск на четыре миллиона, а главное – они не объясняли, в чем, собственно, их коренное отличие от их гонителя – православия, которое ненавидело язычников еще сильней, но и боялось их гораздо больше остальных конкурентов.

Тут я рассуждаю просто: из любого пиджака рано или поздно вырастаешь, а нововеры эти зипуны вытащили из дедовских закромов и уверяют, что модно.

В доказательство всему тому продюссерша предъявила афишу с анонсом: «Любовь страсть и желания телесного и духовного взлета с космической яростью в объятиях мужчины просыпаются в женщине преклонного возраста!!!»

Все люди, конечно, меняются с возрастом, так вот – мое глубочайшее убеждение состоит в том, что одни уходят в энтропию и сворачиваются в старчество и сидение на скамейках, а другие, уходя в энтропию, расширяются… Эта деятельница неуемно расширялась.

Это было круто даже для моей расшатанной психики, и я понял, что попал. Надо было написать сценарий, хотя бы и полную чушь, лишь бы она от меня отстала, тем более что особо нечем былоаняться, да и она не перваяосоветовала мне делать сценарий.


Я написал вялый синопсис и послал на питчинг1 некоему Тимуру – ответ пришел такой: оригинально, но недостаточно для получения денег. Я сообщил это своей меценатке и лег спать с чувством выполненного долга.

Ночью на меня напал огромный таракан и прорвал оборону в моей голове, сломав черепную кость! Я открыл глаза – передо мной стояла хозяйка и кричала в ухо:

–Тарантино!

– Какой еще Тарантино? – спрашиваю.

– У тебя в романе Тарантино! Пиши сценарий под него, есть шанс! Мы пошлем сценарий ему и будешь сниматься у него! Ес!

– Знаете, вы разбудили меня совсем некстати! Я сплю, никого не трогаю, а вы тут мне про своего Тарантино плетете! Это же нереально, как и то… как и то, что ваш родновер кино снимет генитальное! Факт!

– Ты пиши!– крикнула она, и ее облик начал растворяться в моей голове – она превратилась в голую ведьму, под ней была метла… она вылетела в окно, и перед тем как раствориться во сне, я вспомнил, что она поила меня каким-то чаем с травами, вкус которых до сих пор стоял комом в горле…

Я спал, мне снился сон.


Миссия Тарантино

Синопсис полнометражного игрового фильма

по мотивам романа В. Любовского «От тебя в ...»

Абсурдистская трагикомедия


Провинциальный актер, попавший в скандал на новогоднем представлении, изгнан из театра. Он едет в Москву в поисках себя, мечтая когда-нибудь сняться в кино у своего идола Тарантино.

В столице актёр устраивается на работу дворником и поселяется у экстравагантной, сексуально озабоченной старушки, в прошлом жены высокопоставленного дипломата.

Актёр заводит разнообразные знакомства. Его конфидентами становятся эфэсбэшник в отставке Прищепа, жуликоватый Марк и потерявший память гастарбайтер Зорбо, проживающий в подвале многоквартирного дома вместе с другими своими соплеменниками.

Актёр приглашает Зорбо к себе в гости. На его беду, между бывшей женой дипломата и гастарбайтером вспыхивает страсть. В результате Зорбо остаётся жить в благоустроенной квартире, а актёр переселяется на его место в подвал.

Зорбо придумывает финансовую пирамиду для мигрантов. Актёр пробует отговорить гастарбайтеров от участия в ней, но те верят Зорбо и отдают ему все свои сбережения.

Ночью, задыхаясь от подвальных миазмов, актёр выходит подышать свежим воздухом и, проходя через парк, видит, как Зорбо со старушкой насилуют и убивают девушку. Актёр теряет сознание. Придя в себя и никого не обнаружив, он решает, что это его фантазии. Тем не менее он решает проверить, всё ли в порядке у него с головой. Он идёт на квартиру бывшей хозяйки и через дверь слышит, что влюблённая парочка смотрит и комментирует фильм Тарантино «Криминальное чтиво», где во время разговора о гамбургерах с майонезом звучат выстрелы.

Отчаявшись от неудач, актёр решает вернуться домой. Он едет в метро, чтобы купить билет на поезд, и, выходя из вагона на станции метрополитена, случайно становится участником съёмки нового российского блокбастера. Актёр попадает в кадр, непроизвольно выходит на крупный план, и в результате кастинг-директор берёт у него номер телефона, так как режиссёру очень понравилось его харизматичное лицо.

В это время в Лос-Анджелесе, в своём офисе Тарантино сетует на то, что Большой Американский Абсурд для него исчерпан, и швыряет дротик в карту мира со словами «поеду туда, где он, может быть, ещё существует». Дротик втыкается в Россию.

Благодаря харизматичности своего лица актёр попадает в трейлер блокбастера, который видит Тарантино, заинтересованно мониторящий русскую тему и русское кино. Он смотрит на актёра, и ему кажется, что этот злобно-забитый тип и есть воплощение русского менталитета. Тарантино просит ассистентов найти его, а сам, не теряя времени, вылетает в Москву (или посылает Трехо).

Ассистенты вызванивают актёра и предлагают встретиться с известным режиссёром. Актёр садится в метро и едет на встречу... И тут в вагоне метро взрывается бомба, а в руках актёра оказывается голова террористки.

Актёр бежит по тоннелю метро с головой террористки в руках и волей случая оказывается в тайном тоннеле, который приводит его в лабораторию, где он видит разобранного на запчасти Ленина. Актёр завладевает и его головой и, воспользовавшись аварийным выходом, выбирается на заброшенный пустырь за городом около аэропорта Шереметьево.

В это время самолет с Тарантино кружит над аэропортом, вырабатывая топливо ввиду аварийной ситуации, и с треском разваливается в воздухе. Тарантино летит в кресле и приземляется на пустырь, прямо перед актёром.

Актёр с удивлением рассматривает свалившегося ему на голову режиссёра-идола, поклонником творчества которого он является. Когда Тарантино наконец приходит в себя, он видит перед собой человека с двумя мёртвыми головами под мышками и снова теряет сознание. Актёр приводит его в чувство.

Пустырь, где оказываются герои, обнесен проволокой и вышками, по ним начинают палить, и Тарантино действует, как в своем триллере: они захватывают машину и прорываются через охраняемые ворота (тут Трехо тот же уместен).

Заметив погоню, актёр с Тарантино пускаются в бега. Голову террористки они отдают горцам, и те взамен обещают им свою поддержку. Вторую – ленинскую – везут в монастырь, чтобы святые отцы посоветовали, что с ней делать. Но монахи звонят в полицию и сдают актёра и Тарантино с потрохами. Ускользая от погони на монастырском кукурузнике, причем везде действует американец (как истинный американец, он всегда инициативен), а герой все рефлексирует, что рождает конфликт, как бы прообраз столкновения цивилизаций… Актёр и Тарантино залетают в район боевых действий на юге, где ввиду гражданства режиссера их принимают за шпионов. Актёра и Тарантино ведут на расстрел, но воюющие на стороне «сепаратистов» горцы спасают их.

На автозаправке смертельно уставшие актёр и Тарантино залезают в трейлер, который увозит их в марийские леса… Актёр и режиссёр попадают на священную поляну, где в самом разгаре языческий праздник марийского Киреметя. Или Перуна. Или Даждьбога. Они знакомятся с языческим богом, который напаивает их до беспамятства, отвечая на всё словом «пей». Актёр пытается продать голову Ленина Киреметю, но тот прогоняет их. Тут они спасают еще одну жертву, которая оказывается переводчицей (если есть непонятности и трудности в общении героев). Она влюбляется в Трехо или героя, у них роман.

На язычников нападает банда отморозков-самоубийц, называющих себя «Синими китами». Тарантино читает им лекцию, что самоубийство не есть хорошо. Отморозки-самоубийцы решают принести актёра и Тарантино в жертву своему богу смерти, но актёр демонстрирует им голову Ленина, и те разбегаются, путая Ленина с Медузой Горгоной, так как невежественны.

Актёру звонит бывший эфэсбэшник Прищепа. Он сообщает, что раздобыл информацию о финансовой пирамиде Зорбо и знает, в какой криминальный банк повезут деньги обманутых гастарбайтеров. Прищепа предлагает ограбить машину инкассаторов. Герои решаются на ограбление.

Актёр, Прищепа и Тарантино похищают деньги, едут с ними в подвал к гастарбайтерам, но обнаруживают их там мёртвыми. Актёр понимает, что это сделали Зорбо, старушка и их подельники, причастные к финансовой пирамиде. Актёр сдаёт их органам.

И тут у Тарантино не выдерживает психика. Он произносит сакраментальное: «Я попал в царство абсурда, экшена, где считал себя королем, а я всего лишь солдат».

Они едут в Подмосковье, где собираются расслабится на пикнике. Жуликоватый Марк кормит их супом, который сварил из головы Ленина. Когда он говорит им про это, их всех рвет... И тут наступает Ночь Трех Собак, которые нападают на героев, чтобы разорвать их за кощунство. Но жуликоватый Марк отдает им мозги Ленина, и псы уходят... Мистические Псы Ночи.

Тарантино предлагает запустить голову Ленина (череп) в космос, и они вместе едут на космодром, где пристраивают её на спутник. Спутник сгорает в атмосфере и падает в океан. Тарантино говорит: «Моя миссия выполнена без кино, которое я снимаю».

Актёр сажает Тарантино на самолет до Лос-Анджелеса. Тот зовет его с собой, но актёр не хочет лететь в Америку, так как любит родину и не любит рисковать. В это время на банковский счёт одной среднеазиатской страны (родины убитых гастарбайтеров) поступают деньги от неизвестного адресата.

Тарантино улетает, но обещает вернуться.

Я просыпаюсь утром весь мокрый и записываю эту всю галиматью – моя хозяйка уже на работе, я читаю это все по телефону своему другу кинематографисту Сане, а он вдруг говорит – знаешь, а в этом что-то есть! Круто!

Продолжение следует.


1Пи́тчинг (от англ. Pitch – выставлять на продажу) — презентация кинопроекта с целью нахождения инвесторов, готовых финансировать этот проект. Впервые в России продюсерский питчинг состоялся в 2007 г. в рамках фестиваля «Кинотавр».


Читайте также:

<?=От тебя в…?>
Владимир Любовский
От тебя в…
Мужской роман. Фрагменты
Подробнее...