Снегирь на снегу

Вера Вьюга. Санкт-Петербурге. Пишет детскую и взрослую прозу.

В хмуром краю за глоток горячего солнца
Иной отдал бы полцарства и дочь-несмеяну.
Зябко в пенатах здешних шутить гасконцу,
Трудно ломбардцу напиться кампари пьяну.

Не согревает души ни свитер, ни градус,
Залпом ударивший в кровь, что почти остыла.
Небо разорвано ветром, как бурей парус.
Птица-печаль тут как тут, но крылом не била.

Видимо, помнит и ждет пугливая птица,
Что зазвенит еще в тишине цикада
И прикоснутся к щеке в темноте ресницы,
Нежно паря,
ведь для счастья там мало надо.

Приморский парк
А разве было лето — не припомню.
Оно, конечно, было, но потом.
А нынче осень месит грязи комья
И долгий дождь глотает тёмным ртом.
Крестовский остров за спиной тумана:
Не угадать ни чаек, ни огней.
Не виден флаг над рубкой капитана,
Плывущего за тридевять морей.
Покойным сном окутан парк усталый.
От радости осталась лишь зола.
Мелькает лист то золотой, то алый,
День догорает сумрачный дотла.
Прозрачный вдох стекает по гортани
Морозным мятно-свежим леденцом,
И ты плывёшь, как катерок в тумане,
Ведомый к тихой гавани Отцом.
А мир давно готов с ума отчалить,
Отплыть, лелея грешности печать.
На край всего, где сковывает наледь
Умение любить, жалеть, прощать…
Сквозная грусть благоухает пряно,
Приморский парк заряжен тишиной.
В душе его ни злобы, ни обмана —
Дождь отшумел и снизошёл покой.

зимнее
тешит ноздри морозный бег,
пыль, взвиваясь, мерцает в стуже.
вновь песцовою шкурой снег
лег к ногам пушист и послушен.
сквозь конвой звенящих стволов
катит солнца повозка в вечер,
мимо огненных куполов,
где алмазный закат подсвечен
бледной розовостью ланит
зимней девы, прозрачный, зыбкий…
ты ей смотришь в глаза, — небрит
и пугаешь хмельной улыбкой.
разметав нагайкою хмарь,
под созвездием неизбежным
мчишься по полю — государь!
матерком подгоняя нежным
жеребца гнедого, в соку,
что, вдохнув хозяйскую прихоть,
разгоняет тоски пургу,
разжигает дурную лихость.
не страшась оврагов — излук,
во всю прыть навстречу подруге.
позади смех и шепот вьюг,
впереди ее теплые руки.

Ни одной рыжей пряди
В шевелюре лесов
И на утренней глади
Неба нет парусов.
Режет воздух осенний
Бритвой солнечный свет
От тоски он спасенье,
Только радости нет.
У безвинной природы
 Есть унылый падеж:
Почему ты? За что ты?
Птаху сердца утешь,
Пусть она не боится
Холодов, а пургу
Встретит радостной птицей –
Снегирём на снегу.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Вера Вьюга
На улице Горной, а может Гранатовой
Подробнее...