Айда, Пушкин!

Айрат Равильевич Мустафин.

Мы сидели в сверкающем огнями холле отеля в курортной Хургаде. Ставший уже привычным для многих россиян африканский зной оставался снаружи, а внутри дружно работали кондиционеры.

— Тез-тур! Тез-тур! — оповестил присутствующих о своем появлении очень даже загорелый молодой араб в цыплячье-желтой толстовке с фирменным знаком туркомпании на спине.

Он удобно сел в мягкое кресло и картинно маленькими глотками стал наслаждаться кофе из маленькой чашечки. Вероятно, он был уверен, что те, кому нужны его услуги, уже должны были услышать его призыв и найти его сами. Впрочем, он был прав на все сто процентов.

Мы и наши товарищи по дате прилета на отдых, рассчитывающие на сверхсервис «за такие бабки», начали тихо закипать от подступающей злости на темнокожего представителя турсервиса Египта. Гаденький голос внутри утомительно нашептывал: «Как же так, он здесь расселся как король, а вы к нему на поклон должны идти! Он должен вас холить и лелеять, собирать по отелю, предлагать и расспрашивать о том, есть ли у вас какие-то проблемы, а потом и решать их вместе с правительством Египта, да и всего Африканского континента». Но здравый смысл победил тупую гордость, и мы подошли к яркому кудрявому гиду.

Он как-то слишком искренне обрадовался нам и показал все 32 зуба в ослепительной улыбке. Я попытался блеснуть своим английским, собирая в памяти примитивную фразу. Начал было, но молодой араб опередил меня: «Я прошу вас говорить со мной только на русском языке. У вас такой прекрасный мелодичный язык».

— «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин», — с иронией процитировали мы хором.

— Почему Ленин? Им разговаривал Пушкин!— восторженно парировал араб.

— Вас как зовут, молодой человек? — поинтересовались мы.

-Али, зовите меня Али!

-Али, вы знаете кто такой Пушкин?

— Конечно, знаю! Это великий русский поэт. Его должны знать все в мире. Вы ведь знаете Пушкина, верно?

Али говорил на правильном русском языке без малейшей тени акцента. Удивительно было слышать чистую русскую речь в Африке из уст темнокожего араба.

— Нет, а кто это? — слукавили мы.

— Как, вы не знаете великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина?!

На лице Али сменилась целая череда эмоций и переживаний по поводу такого непростительного незнания.

-Давайте я вам расскажу о нем. Вы обязательно должны о нем узнать. Такого человека на планете трудно было не заметить. Александр Пушкин родился в 1799 году в Москве. Окончил лицей, где у него было много настоящих друзей. Он был очень хорошим другом. Там он поразил своих учителей умением писать стихи. И сразу по памяти Али стал читать:

Роняет лес багряный свой убор,

Сребрит мороз увянувшее поле,

Проглянет день как будто поневоле

И скроется за край окружных гор.

Мы открыли рты от восторга. Гордость за соотечественника, стихи которого знают на другом континенте и читают наизусть, переполняла нас.

Али повернулся в профиль, и мы все заметили, что он сам чудесным образом стал похож на молодого Пушкина. Те же кудри, энергия и, как нам показалось, манера читать стихи. Разумеется, мы не знаем, как читал свои стихи сам поэт, но перевоплощение арабского парня-гида в великого русского поэта было поразительным.

Вдохновенно Али читал отрывок за отрывком:

В чужбине свято наблюдаю

Родной обычай старины:

На волю птичку выпускаю

При светлом празднике весны.

Он смотрел куда-то вдаль и даже на слове «выпускаю» открыл воображаемую дверцу клетки.

— Вы знаете, Пушкин очень любил свою няню. Она была ему и как мама, и как бабушка. Она читала ему сказки и пела песни. Ее звали Арина Родионовна,— здесь только Али произнес отчество знаменитой няни с акцентом. Но это уже нас не разочаровало.

Мы были в плену обаяния нового Пушкина, его пылких стихов, его заражающей энергетики, его кучерявой шевелюры и цыплячье-желтой толстовки с логотипом популярного тур-оператора.

Подруга дней моих суровых

Голубка дряхлая моя!

Одна в глуши лесов сосновых

Давно, давно ты ждешь меня.

Его слова лились от сердца. Интонационно он здорово совпадал с нашим пониманием прочтения этих стихов. Он очень хотел, чтобы мы также полюбили Пушкина, как полюбил его он.

— Ай да Пушкин! — повторили мы слова знаменитого поэта о самом себе, подразумевая его нынешнего двойника.

— Может быть, у вас какие-то проблемы, есть? Пожелания есть? — неожиданно спросил Али-Пушкин нас, вероятно, вспомнив о своей основной работе.

— Нет, дорогой! Какие после стихов проблемы и пожелания! Айда, наш Пушкин, выпьем чашечку кофе, « где же кружка? Сердцу станет веселей!»— радуясь обретению нового друга, компанией направились к барной стойке.

— Почему вы меня называете Пушкиным? Вы ведь его не знали?

— Мы пошутили. А ты очень похож на него.

— Правда?

— Да, Али. То есть, Александр Сергеевич! Ты теперь здесь, в Африке, тоже для нас Пушкин. Наш Пушкин.

— Я счастлив! Я оправдаю! Я буду как Пушкин! Но мне до него очень далеко! Я горжусь! Спасибо, мои друзья!

Он заглянул куда-то вдаль. Его глаза наполнились влагой. Правую руку Али отвел в сторону, позволяя душевному устремлению не иметь перед собой даже таких преград, стал цитировать:

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе мгла носилась;

Луна, как бледное пятно,

Сквозь тучи мрачные желтела,

И ты печальная сидела —

А нынче….. погляди в окно:

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит…

Мы остановили, юного декламатора.

— Александр Сергеевич, за окном не снег, а песок! Айда по своим делам. Кто отдыхать и жариться на солнце, а кто стихи, вероятно, писать.

— А слово «айда» тоже русское? Я такого нигде не встречал. Что оно означает?

— Почти русское. «Айда» значит «пошли». Айда, Пушкин.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

<?=Попробуй?>
Айрат Мустафин
Попробуй
Подробнее...